aldr_m (aldr_m) wrote,
aldr_m
aldr_m

Category:

Боевые действия 17-й сд между Протвой и Нарой 17-21 октября 1941 г часть 1/2

А. Милютин
На правах рукописи

Публикуется полный текст доклада, подготовленного для Круглого стола: «Народное ополчение – единение поколений», 16.10.2018, Москва. В сборнике будет опубликован сокращенный текст доклада, в соответствии с условиями организаторов.

Предисловие
Цель работы установить фактические действия 17-й сд в оборонительных боях между Протвой и Нарой 19 – 21 октября, сопоставив максимум доступных источников.
Для этого были исследованы не только документы вышестоящих штабов, но и документы и действия других частей на этом участке фронта.
Показано, что командующий и штаб 43-й армии давали недостоверную информацию командующему и штабу Запфронта о состоянии связи, снабжения и о действиях всех частей армии, в результате чего командование фронта в ряде случае принимало решения, не соответствующие обстановке.
Выражаю особую признательность к.и.н. Е. Макаровой за обсуждение и принципиальное оппонирование при подготовке статьи.

Введение
Краткое описание событий до 17 октября.
2 октября, в рамках операции «Тайфун», началось наступление немецких войск: 9-й армии на участке Западного фронта и 4-й армии на участке Резервного фронта.
Вечером 3 октября 3-я танковая группа Гота заняла две важнейшие переправы на Днепре и образовала плацдармы у Тиханова и Глушкова. Т.е. противник дискредитировал Вяземский укрепрайон и фактически вышел на оперативный простор, имея возможность развивать наступление в любом направлении: на Москву, Ржев и Калинин, Вязьму.
5 октября Конев отдал армиям Западного и Резервного фронтов сильно запоздавшие приказы на отход, а во второй половине этого же дня началась заключительная фаза немецкого наступления для полного окружения армий Западного и Резервного фронтов. 3-я тгр начала наступление с плацдармов на Днепре, а 4-я тгр заняла Юхнов и повернула на северо-запад на Вязьму.
6 октября в 18:10 7-я тд 3-й тгр перерезала автостраду Москва – Минск.
7 октября к 10:00 кольцо было замкнуто подошедшей с юго-востока 10-й тд 4-й тгр.
Одновременно с этим была начата вторая фаза операции, заключавшаяся в развитии наступления в северо-восточном направлении: 3-й тгр на Калинин и 4-й армии на Малоярославец. Из-за дорожных проблем со снабжением частей на фронте кольца, для наступления на Малоярославец 4-я армия смогла выдвинуть небольшую моторизованную группу под общим командованием 3-й пд (мот) с приданными ей танковым полком 20-й тд и 458-м пп 258-й пд. Т.е. в составе группы было 3 пехотных полка и 1 танковый полк, причем в сильно потрепанном состоянии.
8 октября Жуков сменил на посту командующего Резфронтом Буденного. Что же принял Жуков от Буденного? К началу октября в составе Резфронта были 6 армий: 24-я и 43-я армии на первой линии, 31-я, 49-я, 32-я и 33-я – на второй.
49-я армия еще 1 октября была выведена из состава Резфронта и подчинена напрямую Ставке. Части армии, оставшиеся на Днепре, были подчинены частям Запфронта.
31-я и 32-я армии 5 октября были подчинены Запфронту.
24-я армия, некогда гордость Резфронта, находилась в окружении вместе с управлением армии.
Части 43-й и 33-й армий, разбитые при отступлении, были небоеспособны и нуждались в срочном пополнении личным составом и вооружением.
Таким образом, в распоряжении Жукова, как командующего фронтом, в боеспособном состоянии были две танковые бригады: 17-я (уже понесшая первые потери) и свежая 9-я в районе Малоярославца, а также 53-я сд, состав, которой только к 12 октября был доведен до 40% от штатного.
Т.е. то, чем предстояло командовать Жукову, нельзя было назвать не то что фронтом, но даже армией, т.к. в совокупности матчасть и личный состав были меньше численности мотострелковой дивизии.
При этом Жуков оставил 9-ю тбр в резерве фронта, т.е. в составе 43-й армии были 17-я тбр и 53-я сд.
Все Управление 43-й армии, включая оперотдел, находилось под Тулой, поэтому действиями частей армии руководил штаб Резфронта, прибывший в Малоярославец утром 8 октября.
Однако это были не все войска, находившиеся в районе Малоярославца. 9 октября в Малоярославец начала прибывать 312-я сд. В этот же день полковник Наумов сменил на посту начальника Малоярославецкого боевого участка (ранее 37-го УРа) полковника Смирнова, а Можайская линия обороны была переименована в Московский Резервный фронт (командующий генерал-лейтенант Артемьев, НШ генерал-майор Кудряшов). Таким образом, в районе Малоярославца сложилась парадоксальная структура управления: на одном участке действовали 2 фронта: Московский Резервный (штаб в Москве, Безбожный пер., 25) и Резервный (штаб в Малоярославце), которым подчинялись соответственно Малоярославецкий боевой участок (штаб в Малоярославце) и 43-я армия (Управление армии под Тулой).
Малоярославецкий боевой участок имел границу: справа по линии Львовское, Каменка, Верховье, Брюхово, слева по линии Пролетарский, Бобровка, Полотняный Завод и прикрывал 3 направления: Боровское, Подольское и Детчинское, выводившее в тыл Малоярославцу и через Недельное на Тарутино.
Состав Малоярославецкого боевого участка: 312-я сд, 108-й зсп, ППУ, ПАУ, 64-й гап (входил в состав 53-й сд до переформирования ее по штату сокращенной сд), 517-й кап (2 дивизиона, правильно ап РГК), 3 пульбата (301-й, 303-й, 304-й), 31-й отдельный арт.дивизион, 4 ап пто (222-й, 395-й, 382-й, 452-й), несколько огнеметных рот, отдельная танковая рота Академии БТ и МВ (2 КВ, 4 Т-34, 1 Т-28, несколько легких танков БТ-5 [1]),
батальон 616-го сп 194-й сд, 12-й гмп М-13 (3 дивизиона), всего около 22 тыс. человек, более 170 орудий всех калибров, рота танков.
10 октября вышла директива Ставки об объединении Западного и Резервного фронта и смене командующего Западным фронтом. Жуков должен был вступить в должность командующего Запфронтом в 18:00 11 октября. Однако в структуре управления ничего не изменилось, т.к. по-прежнему на Малоярославецком направлении действовали 2 фронта: Московский Резервный и теперь уже Западный фронт (штаб в Красновидове). Части 43-й армии перешли в подчинение Запфронта, а управление армии все еще не прибыло в район Малоярославца. Состав боеспособных частей армии остался прежний.
11 октября с должности командующего 43-й А снят генерал-майор Собенников, назначен генерал-лейтенант Акимов [2] (приказы о сдаче полномочий и вступлении в должность отсутствуют), в распоряжении которого по-прежнему не было штаба армии, а все приказы готовил бывший штаб Резфронта (НШ полковник Боголюбов).
В этот день противник вышел на р.Шаню, в 7 км ю-з Медыни. В дальнейшем немцы действовали по многократно использованному шаблону: один полк 3-й пд (мот) имитировал лобовую атаку по Варшавскому шоссе на Ильинское, а основные силы группировки 2 пехотных полка и танковый полк обошли с севера Малоярославецкий УР и ударили в стык с Можайским УРом, туда, где по данным авиаразведки было мало войск. Этот маневр противника не остался незамеченным в Генштабе, однако никаких мер противодействия принято не было, т.к. задача обороны УРа была возложена на МосРезфронт, а Западный фронт получил задачу освободить от противника Медынь, что само по себе было абсурдом, т.к. сил для такого наступления не было.
12 октября, согласно директиве Ставки № 002910, все войсковые части и учреждения Московского Резервного фронта переходили в подчинение Военного совета Западного фронта с 23.50 12.10.41. Эта директива была получена войсками МосРезфронта около полудня 13 октября, когда прорыв через Малоярославецкий УР уже состоялся, т.е. УР был дискредитирован.
Здесь необходимо отметить, что ни комендант 37-го УРа полковник Смирнов, ни затем начальник Малоярославецкого боевого участка, полковник Наумов не нашли общего языка с начальником ППУ генерал-майором Смирновым, который считал себя начальником группы Подольских военных училищ и посылал донесения через голову Наумова прямо в штаб МВО (Мосрезфронта).
Первоначально ударной группе 3-й пд (мот) была поставлена задача атаковать до шоссе Боровск – Малоярославец, а затем по этому шоссе нанести удар в тыл Укрепрайону и освободить Варшавское шоссе для продолжения наступления на Подольском направлении. Однако наступление на Боровск пошло так успешно (вечером 14 октября город и плацдарм на Протве были заняты), что была поставлена новая задача – атаковать через Боровск на Нарофоминск, т.к. эта дорога также напрямую выводила на Москву. Это была ошибка, т.к. снабжение оторвавшейся группировки не могло быть обеспечено без освобождения Варшавского шоссе. Противник не учел, что для обороны Боровска успеют подойти 110-я и 113-я сд и, несмотря на потерю Боровска, дорога на Нарофоминск будет закрыта. Когда это стало понятно, и было решено все-таки ударить в тыл Малоярославецкого укрепрайона, то оказалось, что дорога Боровск – Малоярославец также перекрыта 17-й тбр и 223-м сп 53-й сд и группировка противника оказалась заблокированной в Боровске.
Пришлось срочно подтягивать 19-ю тд, т.к. сил одного полка 3-й пд (мот) хватало для имитации наступления, но было недостаточно для прорыва укрепрайона. В итоге вместо танкового клина на Варшавском шоссе противнику пришлось наступать на широком фронте, используя грунтовые дороги для движения и снабжения 34-й и 98-й пд 12-го ак. 34-я пд наступала в общем направлении на Недельное, тесня отступающие части 49-й армии, а 98-я пд получила задачу ликвидировать Детчинский сектор укрепрайона и выйти в тыл войскам, оборонявшимся на Варшавском шоссе. Задача, вследствие героической обороны Детчина оказалась нерешенной и 19-й тд пришлось прорывать укрепрайон лобовой атакой, используя слабо защищенные участки.

Результаты исследований документов в ЦАМО и NARA
В ЦАМО были исследованы архивные дела 17-й, 53-й, 312-й сд, других частей, 33-й и 43-й армии, Запфронта:
В фонде 17-й сд – все дела, которые есть в наличии (личный состав, раздаточные ведомости, сведения о потерях), в т.ч. всех подчиненных частей стрелковых полков, 980-го артполка, 102-го оиптд, 280-го обс, 316-й атр, дело политотдела дивизии, дело акты на уничтожение, также материалы по истории дивизии и полков;
53-й сд: боевые документы (приказы, оперативные сводки и др.);
312-й сд: боевые документы, переговоры на ленте, приказания вниз и др.
60-й сд: боевые документы;
17-й тбр: боевые документы;
517-го кап, 148-й тбр, включая 148-й тп и мспб (мотострелковый пулеметный батальон)
43-й армии: оперативного отдела, управления артиллерии, управления связи, управления тыла, отдела укомплектования, приказы по личному составу, раздаточные ведомости;
33-й армии: дела оперативного отдела, приказы по личному составу,
Запфронта: более 30 дел оперативного отдела (карты в это число не включены), а также приказы по л/с, карты;
Резфронта: приказы, сводки, переговоры на ленте, карты;
МосРезфронта: приказы, сводки, переговоры на ленте, карты;
УПК на комсостав и политсостав;
Личное дело полковника Козлова.

Установлено:
Большое количество документов всех без исключения частей (полковые, дивизионные, армейские, фронтовые) было уничтожено, причем уничтожению подверглись не просто отдельные документы, а множество дел целиком, т.е. все эти документы безвозвратно утрачены для истории, в некоторых случаях не оставлены даже описи уничтоженных дел.
Многие документы заменены копиями, заверенными сомнительными подписями, а зачастую и не заверенными копиями.
Многие дела содержат признаки неоднократного объединения, переформирования.
Так, например, в деле по л/с Запфронта нет документов, подтверждающих освобождение Конева и вступление Жукова в должность комфронта и вообще нет документов с 30 сентября по 18 октября.
В деле по л/с 43-й армии нет документов с 1 по 25 октября, т.е. нет приказов о снятии с должности Собенникова и назначении Акимова, о назначении Боголюбова начальником штаба армии, о снятии Акимова и назначении Голубева. А нумерация приказов с 26 октября продолжена так, как будто приказов с 1 по 25 октября не было вовсе. Причем приказы о назначении Акимова и Голубева, которые имели около 25 копий каждый, изъяты из дел по всем адресам рассылки. Была найдена лишь одна копия приказа о вступлении Голубева в должность командарма 43.
В деле оперотдела армии множество документов, которые даже при поверхностном внешнем анализе должны быть признаны юридически не легитимными. При этом ссылки на боевые действия и сложную обстановку не выдерживают критики, т.к. согласно данным отдела укомплектования, все части управления армии были не только полностью укомплектованы, но и располагали резервным составом.
Также выявлены ссылки на отсутствующие документы, т.е. эти документы были изъяты и уничтожены.
В фонде 312-й сд нет ни одного боевого документа после 16 октября, т.е. именно того периода, когда противник занял Малоярославец и прорвался до Истьи.
В фонде 17-й сд вообще нет ни одного боевого документа, и остались единичные документы в фонде 43-й армии.
В деле по личному составу 17-й сд есть документы, подвергнутые внешнему воздействию.
Дело политотдела 17-й сд начинается с не датированных донесений, примерно с 24 октября, которые содержат признаки написания донесений под давлением, т.к. согласно акту в этом же деле, все донесения политотдела дивизии и подчиненных частей за период с 15 октября по 15 ноября, а это 235 донесений на 284 листах, были уничтожены.
В фонде 53-й сд только в 1943 году уничтожено более 14 дел за 1941 год объемом более 1000 листов. Также в делах дивизии есть документы, подписи под которыми вызывают сомнения. Выявлены пропуски в нумерации приказов, частично заполненные другими документами. Выявлено вложение сторонних документов.
Из NARA были переведены и исследованы документы 12-го ак и входивших в него 34-й и 98-й пд, 17-й пд 13-го ак, 57-го ак и входивших в него 258-й пд и 20-й тд, а также 4-й армии, ГА Центр.
Все исследованные документы подверглись внешней и внутренней критике и были поверены параллельными источниками.

Историография
Историография боевых действий в районе Малоярославца, Варшавского шоссе, Протвы и Нары в период 15-25 октября 1941 года представлена, помимо официальных изданий, такими авторами, как Климанов, Красильников, Грин, Буйлов и Калинин, Степанов, Чугунов и др.
Ни один автор не провел не только внутреннюю, но даже внешнюю критику документов, которые использовал в своих работах. Уважаемые авторы ссылаются на все, без исключения документы, как достоверные по происхождению и по содержанию.
Однако, как было сказано выше, все, без исключения документы, описывающие боевые действия в этом районе, нуждаются в тщательной внешней и внутренней критике, поверке параллельными источниками, особенно с учетом большого массива уничтоженных документов.
Вследствие отсутствия критического восприятия источников, описание боевых действий в районе Протвы и Нары уважаемыми авторами представлено в искаженном виде.

Документы управления связи
Установлено и поверено параллельными источниками [3]:
19-21 октября штаб 43-й армии имел с 17-й сд следующие виды связи: телефонную, радио и делегатами на машинах, т.е .3 вида связи.
Также 3 вида связи было с 312-й сд после выхода ее на северный берег Протвы (19 октября), 53-й сд после выхода в Кресты (19 октября), 10-м вдк, 201-й вдбр, 9-й тбр, 152-й мсбр.
Подчеркнуто, что радиосвязь с ГШ КА, Запф, 9-й и 17-й тбр, 152-й мсбр, 17-й и 312-й сд была устойчивая, а менее устойчивая с 201-й вдбр и 53-й сд.
Разрушений телефонных линий связи авиацией противника за 19, 20 и 21 октября не было.
Изучением параллельных источников установлено, что телефонная связь с 17-й сд была также 17 и 18 октября, с кратковременными перерывами на переезды штаба армии из Малоярославца в Белоусово 17 октября и из Белоусова в Каменку 18 октября.
Вывод
Все документы штарма 43 и командующего армии об отсутствии связи с 17-й сд и др. частями в период 17 – 21 октября являются недостоверными.

Документы управления тыла и снабжение частей армии
Установлено:
13 октября приказом генерал-лейтенанта Герасименко все тыловые части и учреждения Резфронта были переданы в 43-ю армию, всего около 45 частей и учреждений тыла [4].
В связи с этим на 43-ю армию с 13 октября была возложена обязанность снабжения 17-й, 60-й, 149-й, 113-й и 53-й сд [5].
13.10.41 Герасименко сообщил начальнику тыла 43-й армии, что в Нарофоминске есть сотни тонн горючего [6]. В это время станцией снабжения 43-й армии был Нарофоминск, а с 18 октября станцией снабжения стал Подольск, в котором к 8:00 армия, согласно приказу начальника тыла фронта, должна была открыть питательный и заправочный пункты.
До 17 октября на этом участке фронта находился армейский комиссар Мехлис, благодаря усилиям которого были воскрешены разбитые дивизии 33-й и 43-й армий. Они получили пополнение личным составом, среди которого было много коммунистов и комсомольцев, вооружением, боеприпасами. Из донесения Мехлиса Жукову 14.10.41 [7]:
«…Веду усиленную работу по восстановлению 60 сд и 17 сд, а в следующую очередь 149 сд, остатки 303 сд вливаем в 60 сд, а остатки 211 сд будут влиты в 17 сд. В 60 сд направил пять рот коммунистов, в 17 сд – четыре роты. Ожидаю сегодня ночью (с 13 на 14 октября, А.М.) от Щаденко пополнение и оно будет направлено в 60 сд и 17 сд. Во все три дивизии послал полностью по штатам политсостав. Назначены командиры и комиссары дивизий, из Москвы на автотранспорте выслан начсостав для 60 сд и 149 сд, на 17 сд запросил дополнительно.
3. От Яковлева жду станковые и ручные пулеметы, ППШ, немного минометов, жду и гаубицы, чтобы восстановить артполки в дивизиях. Хрулев и другие управления НКО помогают. Таким образом, если противник не помешает, будут в основном восстановлены пять дивизий, включая 53 сд и 113 сд, которые в сыром виде брошены в бой»

13.10.41 Мехлис

Однако, днем 17 октября Мехлис был срочно отозван в Ставку и на этом снабжение частей 43-й армии «прекратилось». Боеприпасы и горючее не получали ни 312-я, ни 17-я сд, а 53-я сд 4 дня не получала даже продовольствие.

О снабжении 17-й сд
Полковник Козлов вступил в командование 17-й сд 16 октября, согласно приказу командующего 33-й армии № 068 от 16.10.41 [8], а не 14 октября, что следует из документов в деле по личному составу дивизии, подвергшихся внешнему воздействию [9]. Этим приказом одновременно были освобождены от занимаемых должностей командир и НШ 17-й сд Сафир и Грицман, а назначены Козлов и Масленников. Этим же приказом Сафир и Грицман назначены командиром и НШ 173-й сд.
Уже 16 октября в 10:00 из 17-й сд было отправлено в Москву по наряду 33-й армии 9 автомашин за горючим, т.к. в самой 33-й армии горючего не было совсем, а 43-я армия не торопилась выполнять приказ Герасименко.
17 октября дивизия доложила, что не смогла предоставить затребованные 33-й армией 100 заправленных грузовых автомашин для перевозки 60-й сд, следовательно, горючее в Москве получить не удалось.
17 октября в 16:50 дивизия перешла в подчинение 43-й армии, а в 21:30 Штадив 17 донес командарму 43 Голубеву [10]:
«Дивизия на 18.10.41 совершенно не обеспечена горючим. Машины стоят как транспортные, так и трактора. Передвижение артиллерии невозможно…»
Это также означает, что доставка боеприпасов с ДОПа дивизии на передовую была невозможна.
17 октября зам.нач.тыла 43-й армии отдал приказ № 01710 о развертывании к 8:00 18.10.41 в г.Подольске питательного и заправочного пунктов [11]. Напомню, что 43-я армия должна была снабжать 17-ю сд начиная с 13 октября. Т.е. тыловые службы 43-й армии имели все необходимое, чтобы обеспечить 17-ю сд горючим уже 18 октября. Однако 18 октября в приказе по тылу № УТ/00102 Штарма 43 указаны ДОПы всех дивизий и даже 2-го Люберецкого полка, кроме 17-й сд [12]. Таким образом, генерал-майор Селезнев, будучи начальником тыла 43-й армии, про 17-ю сд «забыл». Соответственно, 18 октября на ДОП 17-й сд не было поставлено ни горючее, ни боеприпасы.
19 октября 17-я сд вновь запросила поставку горючего и боеприпасов, указав, что не может даже поставить орудия на огневые позиции из-за отсутствия горючего. Напомню, что с утра 19 октября дивизия уже вступила в бой с 34-й пд. Однако, ни горючее, ни боеприпасы 43-я армия не поставила ни 19, ни 20 октября, а вопросом снабжения 17-й сд уже 20 октября пришлось заниматься лично командующему фронтом Жукову, что следует из переговоров, состоявшихся не ранее 12:30, между нач.оперотдела штаба фронта Маландина и НШ 43-й армии Боголюбова [13]:
(Маландин) Командующий приказал мне выяснить у Вас ряд вопросов, а именно:
«…3. Какое положение в данный момент 17 сд и как и почему было допущено, что дивизия осталась без горючего и боеприпасов? …
(Боголюбов) …Транспорта дивизии с продовольствием, боеприпасами и горючим должны были быть в дивизии, где они сейчас, выясняю. В независимости от розыска в 8:00 20.10.41 я из Каменка направил своим транспортом продовольствие и горючее. Боеприпасы готовлю к отправке»


Однако, как мы уже знаем, 517-й кап бросил свои орудия в Угодском Заводе 20 октября, а это значит, что ни он, ни 17-я сд так и не получили «отправленные» Боголюбовым горючее и боеприпасы.
Кстати, совершенно непонятно, почему снабжением дивизии занимался НШ армии полковник Боголюбов, а не начальник тыла генерал-майор Селезнев, которого Мехлис еще 17 октября предлагал заменить на более расторопного командира.

Вывод
Несмотря на приказ командования Резфронта начать снабжение дивизии с 13 октября, неоднократные запросы дивизии и имея все необходимое для снабжения, тыловые службы 43-й армии за весь период боевых действий не обеспечили 17-ю сд ни боеприпасами, ни горючим.

Документы Отдела Укомплектования и донесения заградотрядов
Установлено, что все, без исключения, донесения командующего и штаба 43-й армии о бегущих с поля боя частях недостоверны. Также не соответствуют действительности утверждения Жукова в записке Военсовету 43-й армии от 23.10.41 [14]:
«Военсовету 43 А
… Вы несколько дней назад имели полноштатные 17 сд, 53 сд, 312 сд, 152 мсбр (в тексте мсд, А.М.) но ввиду отсутствия решительности в борьбе с паникерами и трусами эти дивизии растеряны.
Мер к сбору людей этих дивизий с вашей стороны не принято, тогда как только в одном Подольске имеется беглецов этих частей до 7000 человек»

Из упомянутых Жуковым частей, полноштатными были только 312-я сд и 152-я мсбр, тогда как 17-я сд на 18 октября имела менее 40% личного состава от штата, а 53-я сд имела 40% личного состава только 11 октября [15], а с 12 октября вела бои и не пополнялась до 19 октября. В 17-й сд около 50% личного состава огневых рот прибыли на фронт за 2-5 дней до начала боев и не были слажены. То же самое относится и к 53-й сд (вспомним фразу Мехлиса о том, что дивизия была брошена в бой в сыром виде).
Фраза Жукова «беглецов 7000 человек» не соответствует действительности, а является ответной реакцией на постоянные жалобы Голубева, что все части «бегут с поля боя»
Однако, согласно донесениям заградотрядов, количество задержанных за 19 – 21 окт было не более 661 чел. [16], а согласно сводной справке отдела укомплектования армии, с 19 октября по 17 ноября заградотрядами было задержано и отправлено в свои части всего 467 чел. [17]. Эти данные меньше, чем доложено заградотрядами, к тому же за больший период, т.к., вероятно, некоторые задержанные имели основания для движения в тыл.
В любом случае, реальное количество людей, задержанных заградотрядами, составляло не более 7 – 9% от количества «беглецов», указанных Жуковым.
Вывод
Все части 43-й армии сражались и в тыл не бежали, т.е. командующий и штаб 43-й армии давали наверх заведомо недостоверную информацию.
При этом необходимо отметить, что заградотряды не зафиксировали ни одного человека из 17-й сд в период 19 – 21 октября, т.е. во время обороны дивизии между Протвой и Нарой.

Силы сторон перед началом боевых действий между Протвой и Нарой
19 – 21 октября в наступлении на фронте обороны 17-й сд приняли участие: 34-я пд полным составом, 282-й пп 98-й пд и дивизион штурмовых орудий, который один имел орудий больше, чем вся 17-я сд.
Превосходство противника в численности личного состава составляло более 3 раз, если считать, что немецкие части имели на начало наступления около 80% от штатной численности, т.е. около 16000 человек, тогда как в 17-й сд с приданными частями (49 б-н охраны штаба и сборный 148-й мсб) было не более 5200 человек. При этом через район обороны 17-й сд прошли и не принимали участия в боях: 301-й отд. пульбат (около 1000 чел.), 312-я сд с 1079-м сп (более 1000 чел), с 859-м ап (11 орудий), 517-й кап (6 орудий 152-мм), остатки 108-го зсп (около 140 человек на 17 октября), 2-й отдельный Люберецкий полк (421 чел.на 19 октября) с приданным ему отдельным пулеметно-артиллерийским батальоном капитана Михайлова (количество людей не установлено). Т.е. в общей сложности боевой состав, превышающий 17-ю сд как по численности личного состава, так и по количеству и мощности артиллерии. Необходимо отметить, что более половины боевого состава 17-я сд получила за 2-5 дней до начала боев из маршевый рот, в том числе около 600 человек политбойцов, присланных Мехлисом. Наличие большого количества пополнения из маршевых рот означает, что дивизия не была слажена, что также было также отмечено противником.

О приказах Жукова и Голубева от 17 октября
17 октября в 15:00 комфронтом Жуков отдал приказ, адресованный командарму 43 Голубеву и командиру 17-й сд Козлову о занятии рубежа обороны по р. Протве и приказал взорвать мосты у Новой Слободки, Черной Грязи и у Трубино [18].
Из отметки на этом приказе следует, что его письменная копия была в 16:10 отправлена с офицером связи в 17-ю сд, также текст этого приказа был передан телеграфом в 16:43 [19].
Свой приказ о вхождении 17-й сд в состав 43-й армии Голубев написал от руки в 16:50, как резолюцию на бланке телеграммы с приказом Жукова.
Согласно донесению командира 17-й сд от 17.10.41 в 21:30 [20], приказы Жукова и Голубева он получил в 17:00, т.е. по телефону. А в 17:20 в штабе 43-й армии в Белоусове с этими приказами был ознакомлен НШ 17-й сд Масленников, о чем свидетельствует его подпись под отметкой ««читал наштадив». Из этого же донесения следовало, что боевой состав стрелковых полков составлял (расчет): 1312-й сп 1375 человек, 1314-й сп 654 человека, 1316-й сп 763 человек, т.е. около 4 батальонов полного штата, вместо положенных 9. Было указано, что приказ армии получен в 17:00 17.10.41 и что «части дивизии принимают оборону с основным центром сопротивления Черная Грязь, Нов. Слободка»
Выводы
1. 17.10.41 существовала телефонная связь между штабами 43-й армии и 17-й сд.
2. Командование 17-й сд уже 17 октября безусловно признает подчинение 43-й армии, т.к. в противном случае боевое донесение было бы отправлено не в 43-ю, а в 33-ю армию.
3. Части 17-й сд в 21:30 17 октября приступили к выполнению приказа комфронта Жукова о занятии рубежа обороны по Протве, не дожидаясь получения письменных приказов 43-й армии и Запфронта.

О «взрыве мостов перед 312-й сд»
Сначала уточним, что конкретно приказал комфронта Жуков в телеграмме от 17.10.41 в 16:43 [21]:
«Танки и пехота противника продвигаются от Недельное. Командующий фронтом приказал … Мосты через р. Протва у Слободы (Нов.Слободки, А.М.), Черная Грязь и у Трубино взорвать»
Аналогичная формулировка и в п.9 Боевого приказа № 33 Штарма 43 от 18.10.41 из Белоусова [22]:
«17 сд занять рубеж обороны по р. Протва, (иск) шоссе, Высокиничи. Мосты через р. Протва у Слободка, Черная Грязь и Трубино взорвать»
Как видим, есть безусловный приказ – взорвать. Т.е. взорвать немедленно, а если мосты не заминированы, то заминировать и взорвать. Однако в приказе № 03 Штадива 17 от 17.10.41 в 19:00 сказано [23]:
«…8. Начальнику инженерной службы дивизии подготовить взрыв мостов у Трубино, Нов.Слободки, Черная Грязь, Высокиничи. Взрыв мостов при непосредственном нажиме противника»
Из этого следует, что мосты не заминированы и их еще надо подготовить к взрыву. При этом командование 17-й сд добавило в свою зону ответственности мост в Высокиничах, которого не было в приказах комфронта и командарма 43. И так как мосты было приказано взрывать при «непосредственном нажиме противника», а не сразу, как указано в приказах комфронта и командарма 43, то на южном берегу Протвы были выставлены передовые посты. Об этом сообщил передовой отряд (ПО) 34-й пд в 20:35 (мск) 18 октября [24].
Командование 17-й сд сознательно пошло на такой шаг, т.к. по обеим дорогам, к Новой Слободке и к Ивашковичам отходили наши части.
Мост в Нов.Слободке (он же в Овчинине) был взорван вечером 18 или ранним утром 19 октября после отхода 2-го Люберецкого полка.
Мост в Ивашковичах (он же мост в Трубине) был взорван после прохода по нему 312-й сд вместе с подчиненными ей частями.
Однако многие авторы, не сопоставив воспоминания полковника Наумова, командира 312-й сд с параллельными документами, продолжают муссировать тему взрыва мостов перед 312-й сд. Эта тема есть также в журнале боевых действий (жбд) дивизии[25]:
«При подходе к р. Протва оказалось, что занимавшая по этому берегу оборону 17 сд… взорвала все мосты через реку Протва. Для материальной части и обозов 312 сд, вследствие взрыва мостов, создалось критическое положение и всей дивизии пришлось переходить реку вброд и здесь дивизии пришлось также потерять часть своей материальной части, т.к. берега реки круты и вязки…»
Однако, как было показано в моей статье [26], взрыв моста в Ивашковичах перед 312-й сд опровергается другими, в том числе оперативными документами.
Было доказано, что артиллерия 859-го артполка дивизии выведена по мосту в Ивашковичах через Протву, и затем на северный берег Нары, а орудия 517-го кап были брошены в Угодском Заводе уже после переправы через Протву из-за отсутствия горючего для тракторов.

Начало
Продолжение
Tags: 17 дно, 17 сд, 17-я сд, полковник Козлов
Subscribe

Posts from This Journal “17 сд” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments