aldr_m (aldr_m) wrote,
aldr_m
aldr_m

Два допроса в 1941 году пленного генерал-лейтенанта Лукина М.Ф. Продолжение

А.Милютин
Редакция от 10.12.2017

В первой редакции статьи был установлен факт подмены допроса 14 декабря беседой 12 декабря. Остальные документы остались «за кадром». Однако, по результатам дискуссии, пришлось внимательно изучить все документы, которые касались декабрьского допроса Лукина.

Предисловие
Установлено, что так называемый допрос Лукина от 14.12.1941, опубликованный в различных источниках, на самом деле являлся неформальной беседой от 12.12.1941. Поэтому, все авторы, которые ссылаются на этот документ или его переводы, как на допрос Лукина, совершают ошибку.
Установлено, что допрос Лукина, проведенный 14.12.41 разведотделом ГА Центр, не дал результатов, а для сокрытия факта проведения этого допроса были сфабрикованы документы разведотдела 7-го АК.
Выражаю искреннюю благодарность А. Баранову и А. Воронину за предоставленные фотокопии отчета о неформальной беседе из NARA и Бундесархива. Отчет о неформальной беседе в документах ГА Центр обнаружил И. Петров (labas). Также благодарен К.М. Александрову за содержательную дискуссию в личной переписке. Собственно эта дискуссия и послужила поводом для написания новой редакции статьи.

Установление факта подмены допроса 14 декабря неформальной беседой 12 декабря
При изучении отчета о неформальной беседе выяснилось, что в Бундесархиве отчет о неформальной беседе короче на одну последнюю главу (Лукин о земельном вопросе). До этой главы тексты идентичны. Поэтому в дальнейшем я буду пользоваться копией документа из NARA, с учетом того, что этот документ находится в свободном доступе и копия имеет лучшее качество изображения.
Еще одна деталь – текст, который хранится в Бундесархиве, напечатан более крупным шрифтом (54 знака в строке, интервал между строками 3), чем текст в журнале ГА Центр (66 знаков в строке, интервал – 1.5). Т.е. шрифт документа в Бундесархиве примерно на 4 размера больше шрифта в журнале ГА Центр, а интервал между строками в два раза больше. И. Петров полагает, что крупным шрифтом готовили документы для Гитлера.
Установим факт подмены допроса 14.12.41 неформальной беседой 12.12.41, которая под названием допроса вошла в журнал ГА Центр за 14.12.41 [1]:
«…Допрос ген л-та Лукина командующего 19-й русской армии. См. приложение»
В журнале нет записей о беседе 12.12.41.
Анализируем то, что сказано в названии и преамбуле приложения к журналу [2].
В названии документа мы видим слово «допрос» (нем. Vernehmung), однако в преамбуле слово «допрос» не использовано ни разу, а употреблены 2 синонима слова «разговор/беседа» (das Gespräch, die Unterhaltung).
Первый синоним использован вместе с прилагательным «неформальная» (ein zwangloses Gespräch), но без уточнения времени проведения и существа беседы. Второй синоним, уже без прилагательного «неформальная», был употреблен вместе с датой 12 декабря и содержанием беседы (…der Unterhaltung vom 12.12.41 machte L. folgenden Ausführungen…).
Таким образом, вне зависимости от словесной эквилибристики разведчиков, установлен факт: беседа (не допрос!) была проведена 12.12.41, и в этой беседе Лукин высказал то, что приведено в содержательной части документа.

Название и преамбула отчета от 14.12.41 о неформальной беседе 12.12.41 (приложение к журналу ГА Центр).

Естественно, что при чтении документа обращают внимание сначала на заглавие – «допрос…», а дальше непосредственно на содержание документа, не вникая в суть преамбулы.
Если бы авторы отчета не собирались утаивать, что речь идет об одной и той беседе, то необходимо было поставить не синоним Unterhaltung, а определенный артикль от Gespräch, т.е. фраза выглядела бы так: ein zwangloses Gespräch geführt wurde. Im Verlaufe des (в течение той самой неформальный беседы) vom 12.12.41…
Обратим внимание на конструкцию в этой же фразе: «…folgenden Ausführungen, die ihm…», в которой «Ausführungen» после запятой заменено определенным артиклем «die», что переводится так: «…следующие высказывания, которые …» (те самые высказывания).

Теперь, когда факт подмены допроса неформальной беседой установлен, можно приступить к изучению остальных документов.
Рассмотрим датировку событий и документов (все в 1941 году), так как это следует из документов (пока не вникая в содержание документов):
1. Допрос Лукина в полевом госпитале в Семлеве (Смоленская обл) 16 октября (протокола допроса нет, на проведение допроса указывает дата 16.10.41 из отчета п. 2)
2. Отчет разведотдела 7-го АК от 21 октября о кратком допросе Лукина 16 октября (документ есть [3]).
3. Письмо разведотдела штаба ГА Центр от 3.12.41 в 7-й АК (письма от3.12.41 нет в документа ни ГА Центр, ни 7-го ак, есть только ссылка на него в письме от 16.12.41)
4. Неформальная беседа (без протокола) с Лукиным 12 декабря, проведенная разведотделом штаба ГА Центр (записи беседы нет, на нее есть ссылка в отчете п. 6).
5. Допрос Лукина, проведенный разведотделом штаба 7-го АК (документа нет, на него есть ссылка в письме РО 7-го АК от 16.12.41, п. 7. В действительности допрос проведен разведотделом штаба ГА Центр)
6. Отчет разведотдела штаба ГА Центр от 14 декабря о неформальной беседе с Лукиным 12 декабря под названием «допрос…» (документ есть)
7. Письмо разведотдела 7-го АК от 16 декабря в разведотдел штаба ГА Центр о допросе Лукина (документ есть только в журнале 7-го ак [4]).
Сначала рассмотрим последний документ п.7.
К письму не прилагаются ни протокол допроса, ни отчет о допросе.
К письму прилагаются:
7.1 Выписка из доклада от 18.10.41 1-го б-на 487-го пп о бое, в котором был пленен русский ген л-т Лукин [5].
На выписке указано, что она является приложением к письму от 16.12.41, откуда следует, что выписка подготовлена в декабре 1941, но в ней нет ничего о допросе Лукина в декабре 1941.
Выписка подписана.
7.2. Отчет разведотдела 7-го АК от 21 октября о допросах 16 октября ген л-та Лукина, его адъютанта Никифорова, подполковника Мозгового и др. [6].
Документ не подписан. В нем нет информации о допросе Лукина в декабре 1941.
7.3. Полный текст доклада от 18.10.41 1-го б-на 487-го пп о бое, в котором был пленен русский ген л-т Лукин [7].
Документ подписан. В нем нет информации о допросе Лукина в декабре 1941.

Далее можно было бы приступить к исследованию документов, если бы не вскрылась оплошность разведки при манипуляциях с документами.
Так, письмо разведотдела 7-го АК от 16 декабря с приложениями (п.7, всего на 7 листах) является приложением к документу 23 от 17 октября из папки «Доклад о действиях и приложения к докладу о действиях РО 7-го АК (22.6.41 – 3.12.41)» [8]
Сначала надо обратить внимание на нестыковку дат вложенных документов по отношению к первичному документу №23.
Очевидно, что к документу от 17 октября не могли быть приложены документы от 16 декабря, которых еще не существовало 17 октября.
Отсюда следует вывод, что 17 октября у документа 23 было только одно приложение: Перевод русского последнего приказа.
Затем, вероятно, в декабре, была дописана фраза «3 приложения», чтобы оправдать вложение дополнительных документов.
Далее пройдем по всем документам.
Сначала смотрим лист описи документов в папке разведотдела 7-го АК [9]:
Пункт 23 Пленные, трофеи (ген л-т Лукин), на 2 листах
Отчет о допросе ген л-та Лукина, на 7 листах
Лист описи не подписан, документы в журнале не имеют сквозной нумерации страниц, т.е. возможны вложения документов.
Но нумерация приложений сквозная, поэтому внедрить документы можно было, только привязав их к какому-нибудь номеру. В данном случае вложения привязали к документу с номером 23.
Т.е. первоначально документ 23 был на 2-х листах, а затем в журнал вложили еще 7 листов. Причем вложили уже после того, как журнал был закрыт 13.12.41, т.к. главный из внедренных документов имеет дату 16.12.41, а остальные прилагаются к нему.
При перепечатке описи, вероятно, произошла несущественная ошибка в интервале дат (подчеркнут синим) 22.6 – 3.12.41, а должно быть 22.6 – 13.12.41, т.к. документы с номерами 33 и 34 имеют даты 13.12.41.

Лист описи документов

Далее рассматриваем документ Приложение №23 от 17 октября.

Документ 23

Перевод документа 23:
(В правом верхнем углу номер документа) 23
Разведотдел 7-го АК №3050с 17 октября
в 23-ю, 78-ю, 197-ю и 267-ю пд (дивизии на 17 октября входили в состав 7-го АК, А.М.)
"…(до упоминания фамилии Лукина содержание документа несущественно, А.М.)
Среди пленных находится командующий 19-й армии ген.л-т Лукин, который 15.10 тяжелораненым попал в руки 267-й пд.
В приложении перевод русского последнего приказа"

Подпись офицера
«3 приложения» (допечатано ниже подписи в левом углу)

Вот эти 3 приложения:
1. Приказ №70, 19-я армия,… 8.10.41 (содержание приказа к теме статьи не относится, полный перевод приведен в приложении к статье [10], А.М.)

Перевод приказа напечатан на одном листе с двух сторон.
Этот приказ был единственным приложением к документу 23 до декабря 1941.

2. Письмо от 16.12.41 о допросе Лукина (в правом верхнем углу рукой подписано «к 23» (нем. «zu 23»

Письмо от 16.12.41 из РО штаба 7-го АК в РО штаба ГА Центр.

Перевод письма:
РО штаба 7-го АК 16 декабря 1941
Тема: допрос ген л-та Лукина
Основание: письмо РО штаба ГА Центр от 3.12.41
В РО штаба ГА Центр

«Следует отметить, в приложении 2 относительно написанного в ниже прилагаемых показаниях ген л-та Лукина, они находятся частично в противоречии с установленным 7-м АК в октябре 1941.
1. При взятии в плен генерала оказалось, как следует из приложенной выписки из доклада 1-го б-на 487-го пп, действительно другое, чем получено при новом допросе.
2. Генерал показал, что до 1938 был беспартийным. Из сказанного им при пленении следует, что он с 1919 состоял в русской компартии (большевиков). Здесь прилагается выписка от 20.10.41 из допроса, где сказано (дата указана ошибочно, т.к. на выписке стоит дата 21.10.41, А.М.):
Генералу 50 лет, офицер царской армии, с 1919 является членом русской компартии (большевиков) и кадровым офицером Красной армии»


Из письма следует, что новый допрос был. Не беседа, а именно допрос. Дата допроса не указана, но ее можно вычислить на основании того, что неформальная беседа, которая состоялась 12 декабря, была названа допросом, и отчет о беседе под названием «допрос» ушел именно 14 декабря.
Вывод: дата допроса 14 декабря 1941 года.
Пункт 1 замечательный образец словесной эквилибристики, т.к. в выписке из доклада о бое 1-го б-на 487-го пп нет информации ни о проведении, ни о содержании первого допроса Лукина в октябре. Т.е. выписка из доклада полностью бесполезна для подтверждения сказанного в письме.
В пункте 2 сказано, что обнаружено противоречие между тем, что Лукин является членом партии с 1919 года (сказано на допросе в октябре) и тем, что на втором допросе он якобы заявил, что до 1938 года был беспартийным.
Это вся информация, которую можно почерпнуть из письма. Но ведь известно, что 12 декабря Лукин наговорил столько, что хватило на 5 страниц текста, и этот текст ему был зачитан перед допросом.
Так что же такого он сказал на допросе 14.12.41, если в протокол внести было нечего и что вынудило разведчиков ГА Центр скрывать сам факт проведения допроса, пряча документы в 7-м АК?
Отметим, что к письму не прилагаются ни протокол декабрьского допроса, ни отчет об этом допросе.
Авторы этого письма сделали все, чтобы не указать даже дату декабрьского допроса.

Есть еще детали, которые касаются документооборота. Как известно, любая корреспонденция хранится как минимум в 2-х экземплярах: у отправителя и получателя. Письмо от 3.12.41 является исходящим ГА Центр и входящим 7-го АК, аналогично и письмо от 16.12.41.
Однако в документах ГА Центр не обнаружено ни исходящего письма от 3.12.41, ни входящего от 16.12.41. А в документах 7-го АК не обнаружено входящего письма 3.12.41.
Мог ли вообще 7-й АК иметь какое-то отношение к допросу Лукина в декабре?
В декабре штаб 7-го АК находился в районе г. Рузы Московской области, а Лукин к этому времени уже более месяца находился в госпитале в Смоленске. Из переписки с Городецким Д.Г.(внуком Лукина) следует, что в Смоленск Лукина отправили в начале ноября, сначала в госпиталь для советских пленных, потом в госпиталь для немцев. Именно в Смоленске находился штаб ГА Центр.

Что касается даты и содержания письма от 3.12.41.
Как будет показано ниже (п.2.2.) оба допроса в октябре и декабре провели офицеры разведотдела ГА Центр.
Т.е. можно считать, что письма от 3.12.41 не было вообще, а ссылка на него дана, только для того, чтобы у 7-го АК было основание для написания письма от 16.12.41, которое в реальности никуда не отправлялось.

К письму от 16.12.41 есть свои 2 приложения:
2.1. На первом приложении это прямо указано (далее перевод) [11]:
Приложение к письму главного командования 7-го АК от 16.12.41
Выписка из доклада 1-го б-на 487-го пп от 18.10.41 о пленении русского ген л-та Лукина.
Выписка подписана, однако в ней нет информации о допросах Лукина в декабре или октябре. Т.е. этот документ полностью бесполезен для подтверждения сказанного в письме.

Приложение к письму главного командования 7-го АК от 16.12.41

2.2. Второе приложение к письму от 16.12.41.
Отчет РО 7-го АК от 21 октября о допросах 16 октября ген л-та Лукина, его адъютанта Никифорова, подполковника Мозгового и др. (направлен в 4-ю А, РО 4-й тгр, РО 197, 252, 267 пд, нач арт 7-го АК) [12].
На отчете не указано, что это приложение 2 к письму от 16.12.41, наоборот, ошибочно указано, что это приложение к документу 23.
Отчет на 3-х листах. Документ не подписан ни на первом, ни на третьем листах.
В отчете нет информации о допросе Лукина в декабре 1941

Первый лист отчета о допросах 16.10.41


Третий лист отчета о допросах 16.10.41

Перевод шапки отчета от 21.10.41 о допросах 16.10.41:
(автор) РО 7-го АК 21 октября 1941
(Получатели) 4-я А, РО 4-й тгр, РО 197-й, 252-й, 267-й пд, нач арт 7-го АК
Ниже прилагаются несколько допросов пленных
1. ген л-т Лукин, командующий 19-й армии
(перевод приведен в приложении)
2. л-т Никифоров, адъютант Лукина
(содержание допроса несущественно)
3. Подполковник Мозговой (начштаба 101-й мсд, А.М.) был взят в плен 16 октября 267-й пд (7-го АК, А.М.) и был допрошен в тот же день (т.е. 16 октября) разведотделом 9-го АК, т.к. 7-й АК уже покинул Семлево»
4… и др., всего 6 допросов.
На отчете нет подписи офицера, нет также заверяющей подписи.
По авторству этого документа есть сомнения, а именно, что допрос Лукина 16 октября в Семлеве проводил разведотдел штаба 7-го АК, т.к. из допроса подполковника Мозгового, следует, что он был допрошен 16 октября разведотделом 9-го АК, т.к. 7-й АК уже покинул Семлево.
Как известно, Лукин 15.10.41 был доставлен без сознания в полевой госпиталь 23-й пд в Семлеве, а допрашивали его 16 октября. Но если разведотдел 7-го АК 16 октября уже покинул Семлево, то мог ли он в этот день допрашивать Лукина? Полагаю, что Лукина допрашивал кто-то другой. По мнению Александрова К.М. это могли быть офицеры РО штаба ГА Центр, в т.ч. капитан Штрик-Штрикфельдт, исполнявший обязанности переводчика. Из его мемуаров следует, что он участвовал в беседах с Лукиным, но про допросы он не упоминал.
Однако то, что в допросах Лукина участвовал именно Штрик-Штрикфельдт, косвенно подтвердил сам Лукин, когда ответил на вопрос Симонова о первом допросе:
Симонов: Они по-русски говорят, немцы?
Лукин: По-русски. Отлично по-русски говорят. Один из них окончил гимназию в Ленинграде. Жили здесь, в России, до революции.
Обратимся к биографии Штрик-Штрикфельдта [13]:
«…Родился в 1897 году в Риге…Учился в Реформатской гимназии в Петербурге и окончил ее в 1915 году»

Когда Лукин говорил о первом допросе, он, вероятно, перепутал звания офицеров, когда упомянул, что были два полковника и подполковник (полагаю, что это были два майора и капитан, у которого 2 ромба на погонах:
«…И в это время … входят три офицера, два полковника и подполковник, полковник (майор фон Герсдорф, начальник РО штаба ГА Центр, А.М.) подходит к моей кровати и на чистейшем русском языке говорит: «Нам ваши пленные сказали, что вы командующий 19-й армией… Вмешивается подполковник (капитан Штрик-Штрикфельдт, А.М.): «А мы господина генерала ждали еще в Смоленске, но ему тогда удалось из двух котлов наших уйти»
7-й АК не имел отношения к Смоленскому котлу, т.к. действовал в районе Рославля, т.е. так могли говорить только офицеры разведотдела штаба ГА Центр.
Кроме того, в отделе разведки 7-г ак по состоянию на май 1941 были офицеры в звании не выше лейтенанта. А возглавлял разведотдел ГА Центр майор фон Герсдорф. Т.е. два полковника и подполковник никак не могли допрашивать Лукина в октябре.

Из вышесказанного следует, что авторство отчета о допросах принадлежит разведотделу штаба ГА Центр, а не 7-го АК. Мотив для подмены автора отчета очень простой – чтобы придать легитимность второму допросу Лукина в 7-м АК, надо было состряпать документ, что первый допрос также провел 7-й АК.
В действительности же, я полагаю, что оба допроса, в октябре и декабре, провели майоры фон Герсдорф и фон Шак и капитан Штрик-Штрикфельдт.

3. Полный текст доклада 1-го б-на 487-го пп от 18.10.41 о бое, который привел к пленению русского ген л-т Лукина [14]
В докладе нет информации о допросе Лукина ни 16.10.41, ни в декабре 1941

Первый лист доклада от 18.10.41


Второй лист доклада от 18.10.41

Как разведотдел ГА Центр подменил допрос от 14 декабря беседой от 12 декабря

Т.к. ранение Лукина было тяжелым, то после проведения первого допроса 16.10.41, его оставили в покое на некоторое время, однако уже к декабрю его состояние улучшилось настолько, что разведка решила возобновить с ним работу.
Первый допрос показал, что Лукин не будет добровольно давать показания. Однако в немецкой разведке работали специалисты своего дела, поэтому для начала была подготовлена и проведена 12 декабря неформальная беседа без протокола, но с незаметной для Лукина фиксацией беседы.
Полагаю, что результаты этой неформальной беседы настолько вдохновили разведку, что были доложены наверх еще до допроса 14 декабря.
Но оказалось, что радоваться было рано. Когда 14 декабря перед официальным допросом ему зачитали текст неформальной беседы, он не просто отказался давать показания на допросе, а сказал нечто такое, что вынудило разведотдел ГА Центр скрыть сам факт проведения допроса в этот день. Что сказал Лукин мы, вероятно, уже не узнаем, но то, как немцы скрыли факт проведения допроса, было показано выше.
Официальный допрос разведотделом ГА Центр провалился. Но так как разведка уже разнесла вести о готовности Лукина сотрудничать, то была придумана афера, как скрыть факт провального допроса, под видом которого неформальную беседу отправили наверх, причем именно в тот день, 14 декабря, когда провели провальный допрос.
Факт проведения официального допроса спрятали в документах разведотдела 7-го АК.
Для этого было сфабриковано письмо от 16 декабря о якобы выявленных отличиях в показаниях Лукина на допросах в октябре и декабре. Чтобы не афишировать дату допроса, ее просто не указали. Очевидно, что отправка самого письма от 16 декабря в ГА Центр не предусматривалась.
Но т.к. 7-й АК находился в р-не Рузы и не имел никакого отношения ни к беседе, ни к допросу, которые проводились в Смоленске, то в письме от 16.12.41 была сделана ссылка на несуществующее письмо из разведотдела ГА Центр от 3.12.41.
Более того, чтобы оправдать проведение второго допроса в декабре разведотделом 7-м ак, был сфабрикован отчет о том, что допрос Лукина 16 октября также был проведен 7-м ак.
К письму от 16 декабря приложили набор документов, которые якобы подтверждают различие показаний Лукина на допросах в октябре и декабре, но среди этих документов нет ни протокола допроса, ни отчета о допросе в декабре. Поэтому содержание письма от 16 декабря можно считать полностью вымышленным, ведь приложенные документы никак не раскрывают существа декабрьского допроса, т.к. это два отчета о взятии Лукина в плен и отчет о допросе 16.10.41.
Далее все эти документы необходимо было внедрить в журнал разведотдела 7-го ак. Это было нетрудно, т.к. сквозной нумерации листов в журнале не было. Была перепечатана опись вложенных документов, а в документ 23 допечатали фразу «3 приложения» и вложили 7 листов новых документов.
Вложение удалось обнаружить только потому, что к документу 23 от 17 октября были приложены документы от 16 декабря, которых еще не существовало в момент написания документа 23.

Приложение

Перевод допроса от 16.10.41 ген л-та Лукина.
«1. Ген.л-т Лукин, командующий 19 армии, попал в плен 15.10 тяжелораненым у Ленкино. Еще в этот же день, вероятно в полевом лазарете 23-й пд, ему была ампутирована правая нога.
В коротком допросе генерала 16.10 было подтверждено, что в котле у Вязьмы, кроме его армии, были еще части 24-й и 32-й армий. На остальные вопросы, касающиеся военного дела, он отказался (отвечать), со ссылкой на свою воинскую присягу.
Генералу 50 лет, офицер царской армии, с 1919 является членом компартии (большевиков) и кадровым офицером Красной армии.
По соображениям безопасности своей семьи он попросил, чтобы в сообщении о его пленении было указано, что он попал в немецкие руки тяжелораненым, а не сдался в плен. Он хотел бы иметь оружие в своих руках, чтобы самому покончить с жизнью»


Источники

1. NARA T-311 R-288 F.0294
2. NARA T-311 R-288 FF.0756-0760, источник http://www.maparchive.ru/index.php/army-groups/37-army-group-center/209-army-group-center-roll-288.html
3 NARA T-314 R-348 F. 0962
4. NARA T-314 R-348 F. 0960
5. NARA T-314 R-348 F. 0961
6. NARA T-314 R-348 F. 0962
7. NARA T-314 R-348 FF. 0965, 0966
8. NARA T-314 R-348 FF. 0849-1056
9. NARA T-314 R-348 F. 0849
10. А.Милютин Прорывы из окружения севернее Вязьмы 7-12 октября 1941 года, текст по ссылке https://aldr-m.livejournal.com/21293.html
11. NARA T-314 R-348 F. 0961
12. NARA T-314 R-348 F. 0962
13. http://militera.lib.ru/memo/german/strick-strickfeldt/index.html
14 NARA T-314 R-348 FF. 0965, 0966
Tags: генерал Лукин М.Ф., допрос генерала Лукина
Subscribe

Posts from This Journal “генерал Лукин М.Ф.” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments