aldr_m (aldr_m) wrote,
aldr_m
aldr_m

Ворота прорыва на фронте 30-й армии 2-3 октября 1941

А.Милютин
Доклад на конференции «Вяземская оборонительная операция 1941 года: новые подходы, находки, проблемы, перспективы и итоги исследований», прошедшей в Хмелите (Вяземский район, Смоленской обл.) 10-11 октября 2017

Предисловие
Доклад посвящен событиям 1-3 октября на фронте 30-й армии и тому, как эти события связаны с планом обороны Запфронта, от реализации которого штаб фронта отказался еще 1 октября, а вместо него была проведена операция, которую я условно назвал «Ворота прорыва» и которая привела к реальному прорыву противника до Днепра.

Хочу выразить искреннюю благодарность А.Баранову за предоставленные архивные материалы немецких частей, а также протоколы заседаний парткомиссий по проверке политсостава, вышедшего из окружения.

План обороны 30-й армии, являвшийся частью плана фронта, был подписан 23.09.41 [1].
Замысел операции – активной обороной и системой эшелонированных укреплений в тактической полосе обороны и подготовкой отсечных рубежей по р. Осотня и Вотря, армейского рубежа по р.Кокошь и Вопь, ПТР района Борисово – создать упорную оборону и обеспечить маневр имеющимися резервами для уничтожения прорвавшегося противника.
Бельское направление с запада и юго-запада прикрывала 250-я сд и конная группа Доватора, с юга – 242-я сд на отсечной позиции по р. Осотне.
Наиболее опасным для действия мотомехсил противника считалось Канютинское направление [2], которое прикрывала 162-я сд, двумя полками, эшелонированными в глубину, а третий полк дивизии занимал отсечную позицию по р. Вотре.
В районе Кропивни находились позиции армейской артиллерии усиления 392-го, 542-го кап и 871-го ап пто, всего до 72 орудий включая артиллерию 162-й сд. Была достигнута плотность огня 17 орудий на 1 км, в 1.4 раза превышавшую плотность НЗО (неподвижный заградогонь).
Вся артиллерия, в том числе корпусная, имела приказ стрелять по танкам противника прямой наводкой.
Задачи армии:
- упорно оборонять занимаемый рубеж … не допустить прорыва противника в Бельском и Канютинском оперативных направлениях;
В случае прорыва крупных сил противника на Канютинском направлении и вынужденного отхода, части 162-й дивизии необходимо было отвести на заранее подготовленный тыловой рубеж 627-го сп дивизии, а затем на подготовленный противотанковый рубеж в районе Кропивни.
251-я сд, находившаяся в резерве фронта, должна была подготовить для обороны рубеж по рекам Кокошь и Вопь на участке Ефремово, Ерзаки. Задача дивизии: не допустить прорыва противника на восток и выхода его к ст. Канютино.
В резерве фронта находились 251-я сд и 107-я мсд, ранее входившие в состав 30-й армии. 251-я сд заняла 30 сентября построенную 1-ю линию оборонительных рубежей по восточным берегам рек Вопи и ее притока Кокоши [3]. В районе Богданова (4 км восточнее р.Вопи) находился второй оборонительный рубеж дивизии, строительство которого планировалось закончить 3 октября [4].
107-я мсд была сосредоточена в районе г. Белого.
Будет уместно напомнить, что все мосты на Бельском и Канютинском направлениях были подготовлены к взрыву еще в конце июля, включая мосты на Кокоши, Вопи, Свете (приток Вопи) и на Днепре у Тиханова и Глушкова.
Соотношение сил сторон (данные в таблице 3-я Тгр:Запф) в пехоте и артиллерии было оценено на основании фактических данных некоторых частей, а соотношение сил в танках и авиации (8-й авиакорпус:Запф) установлено на основании архивных документов.

Естественно, что в период подготовки к боям стороны имели добытые разведками данные, которые могли отличаться от указанных в таблице. При этом штаб Запфронта верно определил и силы и направление главного удара противника, тогда как немецкое командование не смогло правильно определить танковые силы группы Болдина и посчитало, что позиции по Днепру были не заняты.
Согласно плану обороны фронта от 20.09.41 при прорыве противника в Канютино-Сычевском направлении необходимо было нанести следующие удары [5]:
107-я мотострелковая дивизия – в направлении Верховье-Малышкино;
101-я мотострелковая дивизия и 127-я танковая бригада – на Покикино (вдоль Вопи на север).


О дате немецкого наступления и о направлении, в котором ожидался главный удар противника.
Согласно показаниям пленного немецкого летчика наступление должно было начаться 1 октября.
1 октября на фронте 162-й сд (Канютинское направление) артиллерия усиления провела артиллерийскую контрподготовку. Это подтверждено самой 30-й армией [6], противником [7] и показаниями пленных [8].
Все эти данные говорят, что командование армии и фронта ожидало начала немецкого наступления 1 октября на фронте 30-й армии и именно на Канютинском направлении, т.к. несмотря на указание штаба фронта от 30 сентября провести артиллерийскую контрподготовку в 16-й и 19-й армиях [9], в указанных армиях она не проводилась.
Вывод: контрподготовка была проведена именно там и тогда, где и когда ожидалось наступление противника, учитывая то, что именно на Канютинском направлении 3-я танковая группа Гота уже наступала в июле-августе.

Подготовка к открытию «ворот прорыва»
1 октября произошли события, которые показали, что штаб фронта отказался от выполнения плана обороны на Канютинском направлении еще до начала наступления.
Первым из этих событий стал отвод артиллерии усиления с Канютинского направления в ночь с 1 на 2 октября. Отвод артиллерии, как и проведение артиллерийской контрподготовки с расходом снарядов до половины боекомплекта, невозможны были без указания штаба фронта. Ранее я уже показывал, что 3-я тгр в начале наступления не обнаружила в районе Кропивни артиллерии 30-й армии, хотя еще 1 октября она там была. Сейчас документально установлено, что 392-й, 542-й кап и 871-й ап пто были отведены со своих позиций на северный берег Осотни, за исключением одной батареи 542-го кап, которая осталась, сделала 4 выстрела утром 2 октября и должна была отойти, но тягачи застряли в болоте и несколько человек из личного состава батареи попали в плен [10].
Вторым событием стал отвод до начала наступления 251-й сд с первой линии обороны на недостроенные позиции у Богданова, что следовало из захвата противником плацдармов на Кокоши и Вопи без боя.
Схема боевого порядка и системы противотанковой обороны 1-го дивизиона 789 ап на 1.10.1941


«Ворота прорыва» открыты
2 октября штаб фронта действовал вопреки плану обороны на Канютинском направлении.
Авиация фронта действовала так, как будто немецкого наступления не было. На фронте 30-й армии, как обычно, действовала только одна авиадивизия из пяти, которая совершила 61 самолетовылет против 854 у противника, т.е. в 14 раз меньше при равном количестве самолетов с обеих сторон. Авиация резерва Главного командования также не действовала, несмотря на поданную фронтом заявку.
Отсутствие артиллерии усиления на Канютинском направлении подтверждено в отчете разведотдела 56-го ак о действиях 2-3 октября[11]:
«Непосредственно после начала наступления нас ошеломила слабая артоборона противника, ведь как раз в артиллерии, вероятно, были его основные силы. Сопротивление было повсеместно совсем слабым. Противник был быстро отброшен… В районе Кропивни, где вероятно были основные силы артиллерии, офицер штаба увидел … только отдельные уничтоженные орудия.
Все это создало ощущение, что противник ожидал наступление и знал, что с нашей стороны имелись 300 танков (опросы пленных, захваченных соседним корпусом), поэтому противник в последнюю ночь перед наступлением планомерно отошел и оставил только небольшие силы на передней линии»
Т.е. в начале наступления противник оценил действие артиллерии армии как очень слабое, да иначе и быть не могло, ведь артиллерия усиления была отведена, а части реактивной артиллерии (10-й гв. минполк и 19-я батарея в 19-й армии и 30-я батарея в 30-й армии) не работали по наступающей пехоте противника.
Очередным событием стал отход практически без боя 162-й сд и ее 605-го арт полка ранним утром 2 октября, хотя согласно плану обороны, дивизия должна была оказывать упорное сопротивление, переходя от рубежа к рубежу. В предыдущей своей работе я сделал вывод об отходе 162-й сд со своих позиций без боя, на основании того, что дивизия, начала оставлять свои позиции еще в 8:00-8:30 [12], а танки противника подошли к переднему краю обороны только к 10 часам. 605-й артполк также оставил свои позиции без боя, т.к. в течение 2 октября потерял только одного офицера, пропавшего без вести [13].
В 9:30 летчик авиаразведки противника обнаружил колонну русских, состоящую из 50-60 конных повозок и 30-40 грузовиков, на дороге от Сеченки на Кропивню, еще около 20-30 конных повозок и 10 грузовиков в движении от Кропивни на северо-восток, на Летемницу.
Из доклада по радио начштаба 30-й армии полковника Виноградова в штаб фронта 2 октября известно, что все стрелковые полки дивизии отошли одновременно. Этот сеанс связи был установлен и перехвачен противником [14]:
«30 А сообщила в 11:10 (мск) в Запфронт:
3. 162 сд отошла в район Доброселье – Соловьево.
4. бесконечная колонна противника в районе Гордеенки.
5. прошу воздействовать авиацией»

То, что эти данные были известны штабу фронта, подтверждает отметка о положении противника с указанием времени 11:00 на отчетной карте штаба фронта [15].

Пункты, о которых идет речь, подчеркнуты желтым. Время 11:00 и 20:00 в желтом круге.

Район Доброселье – Соловьево это последний рубеж обороны 30-й армии, после него фронт обороны армии будет прорван на всю глубину. Отметим, что командование фронта не предприняло никаких действий, в том числе не было оказано дополнительного воздействия авиацией.
В 15:00 (мск) немцы перехватили еще одно донесение дивизии, номер которой не был установлен [16]:
«в районе Боголюбово танки противника»
Боголюбово находится на восточном берегу р. Кокоши, т.е. противник уже прорвал оборону 30-й армии и занял плацдарм на бывшем первом рубеже обороны 251-й сд.
В 15:10 из танковой бригады Коля поступило донесение [17]:
«Танковая группа … имеет в наличии деревянные мосты шириной 3 метра. Танки идут по ним с 14:30. На восточном берегу до сих пор нет противника»
Из этого донесения полковника Коля следуют выводы:
- 162-я сд не обороняла свои позиции и отошла без боя, что прямо указывает на недостоверность журнала фронта о том, что 162-я сд в 13:00 вела бой в районе Доброселье – Соловьево.
- 251-я сд также не обороняла позиции по восточным берегам рек Кокоши и Вопи, а еще до подхода противника отошла на недостроенный второй рубеж обороны в Богданове.
- командование фронта, несмотря на захваченный противником плацдарм на Кокоши и Вопи, по-прежнему, не предпринимало никаких действий, которые следовало предпринять по плану обороны, а это значит, что 2 октября на Канютинском направлении были открыты «ворота прорыва».
Здесь надо учесть, что 251-я сд находилась в резерве фронта и поэтому приказ на отвод с 1-го на 2-й рубеж 1 октября мог дать только штаб фронта. Приказ о переходе 251-й сд и 107-й мсд в подчинение 30-й армии доставил генерал-майор Лебеденко, прилетевший в г. Белый не ранее 14:30 2 октября. Первый приказ 30-я армия отдала 251-й сд не ранее 16:30 2 октября, когда противником были заняты плацдармы на Кокоши и Вопи и уже шел бой на втором рубеже обороны 251-й сд.

Попытка закрыть «ворота прорыва»
Примерно с 16 часов 430-й пп и танковая бригада Коля вступили в бой у Богданова с 251-й сд.
В 17:55 Коль донес: «Еще идет бой против упорных азиатов» [18]
Т.е. у Богданова противник впервые за день встретил сопротивление наших частей.
В 18:10 штаб 30-й армии отправил радиограмму в штаб фронта, которую перехватила немецкая радиоразведка: «162 сд сообщила, что танки и пехота противника на дороге на Канютино…» [19]
Здесь надо учесть, что в это время 162-я сд находилась в районе Тумановского леса, 3 км восточнее Вопи, а артполк 162-й сд и тылы дивизии отходили по другой дороге. Причем дивизия имела приказ на отход в район Туманова, что следует из показаний военкома 162-й сд полкового комиссара Курятова на комиссии по проверке политсостава, вышедшего из окружения [20].
В 18:20 летчик немецкой авиаразведки доложил, что острие своих танков находится 4 км ю-в-в Богданова [21], т.е. донесение 162-й сд было достоверным.
Штаб фронта по-прежнему не предпринимал никаких действий.
В 19 часов наступает темнота, однако, вопреки обычной практике, противник не прекратил наступления, и танковая бригада Коля продолжила движение на восток.
В 21:00 Коль донес, что в районе с обеих сторон р. Светы у ЗаднИцы (Рядом севернее Стар.Андреевка, ЗаднИца есть на карте 6-й тд [35]) положение урегулировано [22].
Как же штаб фронта намеревался закрыть «ворота прорыва»?
Первое указание Конева о выдвижении в Курбатово (4 км западнее Мамоново) 126-й тбр и 101-й мсд группы Болдина последовало около 20:00, т.е. уже в наступившей темноте [23]. В это же время получила указание выдвинуться из г. Белого в район Симонова (Канютинское направление) 107-я мсд [24]
Таким образом командование рассчитывало скрытно подвести танковые части резерва фронта в тыловой район 251-й сд, и утром атаковать ничего не подозревающего противника. Для руководства операцией по закрытию «ворот прорыва» в Канютино, т.е. туда «откуда начинать», был направлен генерал-лейтенант Калинин.
Однако почти в это же время в штабе фронта стало известно о прорыве танков противника через позиции 251-й сд, а это означало, что оборона не только 30-й армии, но и фронта была прорвана на всю глубину. Этот прорыв показан на карте оперотдела штаба фронта значком танк в 20:00 в Верховье-Малышкине [25]. Причем сразу стало ясно, что танковые части группы Болдина не успеют выйти в назначенный им район, т.к. противник пройдет его в ближайшие часы.
О том, что собиралось предпринять командование в этом случае, мы знаем из завершающей фразы Конева в переговорах с Болдиным около 20:00 2 октября: «Считаю нужно воздействовать на прорвавшуюся группировку противника главным образом авиацией» [26]
События утра 3 октября полностью подтвердили это намерение, т.к. на направлении прорыва работали все 5 авиадивизий фронта и авиация резерва ВГК, при этом танки группы Болдина были остановлены на безопасном расстоянии от района бомбардировки. Так, 126-я тбр прибыла в район Галеева (4-5 км от маршевой дороги танкового полка 6-й тд) уже около 8 часов утра, за ней следовала 101-я мсд [27]. Обе части имели приказ «быть в готовности к взаимодействию» [28], т.е. должны были ждать указаний, ничего не предпринимая. Противник же возобновил наступление из района Мамонова только около 9:30, т.к. ожидал подвоза горючего для танков.
Далее приведу выдержку из отчета разведотдела 56-го ак, которая подтверждает бездействие группы Болдина утром 3 октября [29]
«Во второй день сопротивление было в ключевых пунктах еще очень слабым. Район р. Соля слабо оборонялся. Также на укреплениях в районе Холма противник оказал поразительно слабое сопротивление… В первой половине дня сильные танковые колонны подошли с юга на Холм, о чем сообщила авиаразведка. Где они находились во второй половине дня, было еще не известно»
Как видим, про район Канютино разведотдел даже не счел необходимым упомянуть.
О том, что штаб фронта был информирован о силах наступающего противника, говорит оперсводка №154 штаба 30-й армии, отправленная в 5:00 3 октября [30]:
«162 сд – с 7:00 2.10.41 вела упорный бой с превосходящими силами противника силой до 4-х пехотных полков, поддержанными до 200 танками и до 150 самолетами»
В этой сводке важно упоминание 200 танков противника, которые могли быть подсчитаны только до наступления темноты 2 октября и, вероятно, о них штаб фронта был информирован боевым донесением. Танки эти находились именно на Канютинском направлении, т.к. на Бельское направление через мост у Лелимова 2 октября смогла пробиться только одна танковая рота 1-й тд в количестве 10 танков, остальные роты смогли сосредоточиться перед мостом у Лелимова только к 9 часам утра 3 октября.
Также надо отметить, что вышедшая к Холм-Жирковскому не позднее 12 часов дня 128-я тбр, также не приняла никаких мер для предотвращения захвата плацдармов в районах Глушковской и Тихановской переправ и не разрушила мосты, т.к. имела приказ Болдина «быть в готовности к взаимодействию…», хотя согласно донесениям противника его танки пересекли Дуровскую ж/д около 12:30, а вышли в район Холм Жирковского только к 16:00.

О взаимосвязи событий и ответственности (подчинении):
До начала наступления
1. Артиллерийская контрподготовка
2. Отвод артиллерии усиления с Канютинского направления
3. Отвод 251-й сд с первой на вторую линию обороны
4. Передача 10 гв минполка реактивной артиллерии из 16-й армии (с Вяземского направления) в 19-ю армию
Все эти пункты относятся к компетенции штаба фронта, а события по пунктам 2 и 3 связаны между собой.
2 октября
5. Приказ на отход 162-й сд и ее 605-го ап, вероятно, был отдан утром штабом 30-й армии, однако очевидно, что этот приказ был отдан не по инициативе армии, а во исполнение приказа штаба фронта, т.к. логически согласуется с отводом артиллерии усиления и 251-й сд (пп. 2 и 3).
6. Не взорванные мосты на Канютинском направлении на реках Вопи, Кокоши и Свете (обе являются притоками Вопи). Все эти мосты находились в зоне действия 251-й сд, которая подчинялась штабу фронта. Для того, чтобы мосты не были взорваны необходим был приказ и такой приказ перехватила радиоразведка 5-го ак противника в 9:00 2 октября: «Подкрепление невозможно, все переправы необходимо удерживать» [31]
Очевидно, что этот приказ касался только Канютинского направления, т.к. на Бельском были взорваны не только все мосты и гати, но и разрушались дороги с помощью фугасов.
Если бы этот приказ не последовал, то в соответствии с отданными еще в июле приказами все мосты были бы взорваны.
7. Бездействие авиации фронта в течение всего дня, несмотря на запрос штаба 30-й армии.
8. Бездействие танковых, сил подчиненных штабу фронта, в течение светлого времени суток: 107-й мсд и группы Болдина (126-я, 128-я, 143-я, 147-я тбр и 101-я мсд),
9. Бездействие 127-й тбр, которая по плану обороны должна была выдвинуться к Канютинскому направлению при прорыве там противника. Вопрос переброски бригады из 16-й армии в район действий 30-й армии был в компетенции штаба фронта, однако весь день бригада получала противоречивые указания, и в итоге осталась на месте.
Решения о действии (бездействии) по всем этим пунктам находились в компетенции штаба фронта.
10. Бездействие авиации Резерва ГК в течение всего дня, несмотря на поданную фронтом заявку, находилось в компетенции Ставки.
Таким образом, практически все действия (бездействие) находились в компетенции штаба фронта и противоречили плану обороны фронта, но проявил ли фронт свою инициативу или исполнил приказы вышестоящего командования установить невозможно из-за отсутствия в обороте соответствующих документов высшего командования и штаба фронта.

Вывод
Основной причиной быстрого прорыва обороны Западного фронта на Канютинском направлении стал отказ командования фронта от исполнения плана обороны еще до начала наступления противника. Также в нарушение ранее отданных приказов остались не разрушенными все мосты перед наступающими танками противника, поэтому открытие «ворот прорыва» привело к реальному прорыву противника до Днепра.
В то же время бои на Бельском направлении с превосходящими в несколько раз силами противника показали, что при исполнении плана обороны, сил Западного фронта было достаточно, чтобы предотвратить прорыв противника до Днепра.
В этом случае части Западного и Резервного фронтов имели возможность отойти с минимальными потерями, уплотнить оборону на Ржевско-Вяземском рубеже и парировать удар соединений 3-й и 4-й танковых групп. Т.е. окружения можно было избежать. И не было бы прорыва противника на Сычевку и Калинин.

Приложение
Где оказались части 162-й сд после «упорной обороны» 2 октября?
Часть дивизии (вероятно 501-й сп) отошла в район действий 126-й тбр группы Болдина (Новая Грошовка), о чем докладывал Болдин Коневу [32], а часть – на восток и северо-восток и 11 октября находилась в Зубцове, Ржеве и Можайске, согласно шифротелеграмме №5650/198 Запфронта от 11.10.41 [33].
А 31 октября части 162-й сд , согласно документу 30-й армии, находились [34]:
«- управление дивизии, политотдел, автобат, батальон связи, саперный батальон, штабная батарея, химрота, медсанбат и тыловые учреждения в составе 129-й сд 5-й армии в г.Истре;
- 627 сп в составе 2-х батальонов и одной батареи 605 ап в составе 222 сд 33 армии и участвовал в боях на Малоярославецком направлении;
- 720 сп в г.Ржава (не установлен), имел личный состав и обозы;
- 605 ап в составе 600 чел, без матчасти в пос. Немчиново (ныне пос. Немчиновка Московской области) в распоряжении начарта Запф. Артиллерия этого полка распределена по другим дивизиям, а часть ее находилась в Москве»
Мною также установлено, что в состав артполка 222-й сд вошли как минимум 12 офицеров (из 85 по штату) 605-го ап. Но даже без учета личного состава одной батареи и 12-ти офицеров, в Немчиновке находилось 63% от штатного состава артполка, при том, что до начала немецкого наступления штат дивизии был заполнен примерно на 50%. Таким образом, артполк дивизии практически не понес потерь с начала немецкого наступления и до 31.10.41, хотя отошел сначала до Вязьмы, затем вышел из окружения и находился 11 октября в Можайске, а затем был отведен в Немчиновку.
Источники
1 ЦАМО Ф. 354 Оп. 5806 Д. 11 Лл.144-150
2 ЦАМО Ф. 354 Оп. 5806 Д. 11 Лл. 68, 69. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=10051514
3 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 34 ЛЛ. 9, 10 №60404419
4 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 34 ЛЛ. 30-32 №60404459
5 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 229 ЛЛ. 112-119 №60327459
6 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 78 Л. 35
7 NARA T-315 R-1374 F. 0078
8 NARA T-315 R-886 F. 0457
9 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 166 ЛЛ. 29-31 №60323517
10 NARA T-315 R-886 F. 0457
11 NARA T-314 R-1398 F. 0130
12 ЦАМО Ф. 354 Оп. 5806 Д. 4 Л. 8
13 А.Милютин. Список техника-интенданта Лычкина или «Ворота прорыва» http://aldr-m.livejournal.com/11388.html
14 ЦАМО Ф.500 Оп.12454 Д.244 Л.395об на 431/516
15 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 255
16 ЦАМО Ф.500 Оп.12454 Д.244 Л.395об на 431/516=там же
17 NARA T315 R338 F.1439
18 NARA T315 R338 F.1422
19 ЦАМО Ф.500 оп.12454 д.244 Л.261 об.
20 ЦАМО Ф.208 Оп. 2526 Д.89 л.181
21 NARA T315 R338 F.1543
22 NARA T315 R338 F. 1328
23 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 130 ЛЛ. 16, 17, 32-37
24 ЦАМО ф.208 оп.2511 д.20 Лл. 48-52 №60084584
25 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 255
26 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 130 Л. 37
27 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 130 Л.2
28 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 34 ЛЛ. 106, 107 №60404600
29 NARA T-314 R-1398 F. 0130
30 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 78 Л. 42
31 NARA T-314 R-247 F. 0358
32 ЦАМО ф.208 оп.2511 д.130 л.25
33 ЦАМО Ф.354 Оп.5806 Д.4 Л.26
34 ЦАМО Ф. 213 Оп. 2002 д. 7 ЛЛ. 242, 243
35 NARA T-315 R-338 F. 1069
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments