August 24th, 2014

Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» часть 3 из 4

Предыдущая часть 2/4

3. Резервный фронт
(редакция от 18.11.2015)
(редакция от 15.03.2017)

- У Вас есть игрушка, которая ходит на ЗИС?
- Подарите ее немедленно генералу Ракутину…
Из переговоров

В некоторых работах [58,59] утверждается, что на Резервном фронте БМ-13 были впервые применены в районе действий 12сп 53сд 43А. Однако эти утверждения не подкреплены ссылками на документы. Здесь приводятся доказательства более раннего применения БМ-13 в 24А под Ельней. Тем более что в первых числах августа все внимание было приковано именно к Ельне.
Вопросами усиления наступающих войск под Ельней занимались на самом верху. В директиве Генштаба КА №2142/оп от 30.7.41 говорилось [60]:
Командующему 24А (Ракутину, А.М.) о включении в ее состав батареи реактивных установок.
«29.7 до Семлево Вам направлено две установки РС. 30.7 будет направлена батарея РС в составе четырех установок. Организуйте встречу в Семлево и сопровождение батарей в район Ельни. Батареи РС – мощное средство против пехоты. Отчет о действиях батарей представить Ставке не позднее 5 августа»
Подпись Анисов.
Что это за 2 установки РС и батарея в составе 4-х установок? Ведь на сегодня известны только 2 батареи из 6 БМ-13, одна была направлена под Ленинград, вторая – под Киев.
Наступление под Ельней под командованием Жукова должно было начаться в 3:00 2.8.41, артподготовка к наступлению – в 23:00 1.8.41 [61].
А еще 1.8.41 Нарком обороны Сталин приказал Начальнику артиллерии Красной Армии (Н.Н.Воронову [62]) лично выехать в район Ельни [63]:
Начальнику артиллерии КА о выезде в район Ельни.
«Нарком приказал Вам сейчас же выехать в Ельню и помочь на месте организовать уничтожение противника у Ельни артиллерийским огнем, минометным огнем, эресами и бомбометанием, имея ввиду уничтожить противника в ближайшие 1-2 дня. Этому вопросу нарком придает особо серьезное значение.
О полученной задаче сообщите Артемьеву (командующий 2-й группой резервных армий, 24 и 28А, А.М.). Как только прибудете в Ельню, сейчас же передайте нам запиской по Бодо, что Вы конкретно делаете для выполнения задачи.
Все ли ясно?»
Жуков
Однако ранним утром 1.8.41 установки, о которых говорилось в директиве ГШ №2142/оп, в расположение РезФ еще не поступили. Это следует из доклада Нач.оперотдела РезФ полковника Боголюбова, отправленного в 3:30 1.08.41 оперативному дежурному ГШ КА [64]:
«2. относительно 4-х РС генералу Ляпину (НШ РезФ, А.М.) ничего не известно»
Однако вечером того же дня в 18:00 генерал Ляпин просил доложить Жукову [65]:
«…РС посланы генералом Глинским (НШ 24А, А.М.) к Вам сегодня утром».
О каких РС идет речь? Ведь как будет показано ниже, батарея из 4 установок прибыла в Семлево только 5 августа.
На основании данных из переговоров и сводок РезФ за последующие дни это могла быть только батарея Куна, которую сняли с фронта группы Калинина и направили Жукову под Ельню, имея в виду, что в начале августа на ЗапФ придут еще 3 батареи, всего 12 БМ-13. Причем об отправке батареи Куна было известно уже утром 1 августа (в 12:40 1.8.41), т.к. об этом говорится в боевом приказе №8/оп командующего 24А генерала Ракутина [66]:
«4. Ударная группа правого фланга армии в составе 103мд (103мсд, А.М.) вместе с 355сп, батальоном 107сд, 271гап, 3/275кап, 6 батарей 2 дивизиона 275кап, 3/46 гап и батареей РС атаковать противника в направлении Ушаково, Перганово, Чанцово, Иванево с задачей окружения и разгрома противника с северо-запада с выходом к исходу 2.8.41 г. на рубеж Чанцово, Перганово и 3.8.41 г. – Иванево»
Однако батарея Куна не сразу достигла опергруппы 24А, которой командовал генерал Ракутин. Еще в ночь с 1 на 2 августа (0:30 2.8.41) Жуков доносил в ГШ, что «операция, которую он организовывает, не обеспечена … зажигательными средствами» [67]
В 5:00 2.8.41, т.е. через 2 часа после начала наступления, полковник Иванов (НШ опергруппы 24А, А.М.) в боевом донесении №6 также упоминал [68]: « … части 103мсд еще не получили новую матчасть РС»
Однако, вероятно, уже днем 2.08.41 батарея Куна прибыла в 24А. Об этом можно судить по следующим документам:
1-й документ: 0:55 04.08.41 Доклад генерал-полковника Воронова (Начарт КА) Маленкову [69]:
Генерал-майору Ляпину для доклада Маленкову.
«Роман Сергей (РС, А.М.) работали вчера 5 штук. Сегодня тоже 5 штук. Дано 3 ½ залпа, результаты огня хорошие. На противника действует морально сильно и материально. Большой эффект может быть получен при применении при более густом боевом порядке. Средства сильные, следует увеличить производство. Формировать непрерывно части /полки и отдельные дивизионы/. Дивизионы (внесено в исправлениях к
телеграмме, А.М.) применять лучше массированно и соблюдать максимально внезапность. Нужно учесть большой расход выстрелов. Следует часть снарядов дать с горючей жидкостью. Отправленным на фронт батареям надо давать хороший автотранспорт и надежные средства связи»
Генерал-полковник Воронов.
Это как раз тот доклад в Ставку, который он обязан был сделать до 5 августа.
Т.к. телеграмма поступила в обработку 0:55 4.8, то, вероятно, текст был написан до полуночи, поэтому надо понимать «вчера» – 2.8.41, «сегодня» – 3.8.41. Откуда следует, что 5 установок батареи Куна действовали под Ельней 2.8.41 и 5 установок – 3.8.41.
2-й документ: приказ Жукова от 03.08.41 18:50 [70]:
«103 дивизия (103мсд, А.М.), имея особо усиленную артиллерийскую поддержку – батарею РС-ов…»
При этом в п.3 этого же приказа, говорилось о еще одной батарее, которая должна была прибыть в 24А:
«3. Еще раз предупреждаю командование 103сд (103мсд, А.М.) о преступном отношении к выполнению боевых приказов и особо предупреждаю, если в течение 4.8 противник не будет разбит и дивизия не выйдет в назначенный район, командование будет арестовано и предано суду Военного трибунала. 103сд усилить еще одной батареей РС-ов.
4. Исполнение донести в 24.00 4.8.41 г.»
Жуков
3-й документ: доклад Боголюбова (Нач.оперотдела штаба РезФ) 05.08.41 в 11:55 в Генштаб [71]:
«2. …Под Ельней действуют 9 батарей РС. Прошу уточнить, сколько там должно быть…»
Здесь очевидная оговорка, вызванная секретностью нового оружия, речь идет не о 9 батареях, а о 9 установках БМ-13. К ночи полковник Боголюбов исправился:
4-й документ: переговоры 05.08.41 после 22:00 [72]:
«6. в р-не Ельня действует 9 установок РС…»
Время переговоров установлено на основании данных на стр 6.
Кстати батарея Куна отправлялась Ракутину в 2 этапа, о чем косвенно свидетельствует документ №1 и иносказательно переговариваются 08.08.41 подполковник Мощалков и Иванов [73]:
Записка через ОД Кубань подполковнику Мошалкову. «В первых числах августа двумя партиями, в 1-й партии 5 и во 2-й партии 4, всего 9»
Иванов
Документ №1 позволяет понять, почему Воронов в своем докладе говорит: «Роман Сергей работали вчера 5 штук». Потому что в первой партии в 24А прибыло 5 БМ-13 из батареи Куна.
Таким образом, еще до вечера 5.8.41 под Ельней действовала только одна батарея лейтенанта Куна.
О ее действиях 04.08.41 в 04:25 Жуков докладывал Шапошникову [74]:
«… Докладываю. Залпов для РС требуется не менее 20, чтобы хватило на 2 дня боя. А сейчас даем ничтожно мало. Если бы было их побольше я ручаюсь, что можно было бы одними РС-ами расстрелять противника. Кстати говоря, на наши войска они также произвели ошеломляющее впечатление. От неожиданности первые эшелоны войск при разрыве залпов стали пятиться назад»
Но интрига только разворачивалась. 2 или 3 августа, точнее установить не удалось, в район действий 43А под Рославль была отправлена еще одна батарея БМ-13:
Об отправке 2 августа переговоры Василевского и Боголюбова [75]:
«5. прибыла ли батарея РС, которая 2.8 была отправлена Михайловка?» (район действий 43А, А.М.)
Об отправке 3 августа, переговоры Маленкова и Ляпина [76]:
«У аппарата Маленков, говорю по поручению тов. Сталина… (стр.2) … Сообщите, как работает под Ельней специальная артиллерия ровсоф (имелось в виду РОФС-ов, реактивных осколочно-фугасных снарядов или РС, А.М.). Просим специально сообщить, когда будете располагать сведениями об эресах. Знаете ли Вы что под Рославль Вам направлены эресы? Сообщаю для сведения, что под Рославль в распоряжение дивизии сегодня (т.е. 3.8.41, А.М.) убыла батарея РС»
Из этих переговоров видно, что под Ельней реактивная артиллерия уже работает, а под Рославль еще только отправлена.
Батарея, прибывшая в Семлево, согласно сводке штаба артиллерии РезФ от 5.08.41, имела номер… 76 [77]:
«Артиллерия 24А:
3. прибывшая в район Семлево 76 отд.батарея в составе 4-х установок РС направлена в распоряжение Начарта ген.майора Мошенина (Нач.арт 24А, А.М.) для использования на Ельнянском направлении, батарея имела 800 выстрелов»
Что это за батарея? Та, которая была отправлена 30 июля или 2-3 августа? Если отправленная 30 июля в Семлево, то куда делись еще 2 установки, отправленные туда же 29 июля, и куда в этом случае пропала батарея, отправленная 2-3 августа? Расчеты показывают, что всего 29 июля – 3 августа на Резервный фронт убыло 12 БМ-13.
Судя по количеству выстрелов в батарее, прибывшей в Семлево 5.8, это батарея, отправленная 30.7, т.к. 800 выстрелов это приблизительно 1 боекомплект (б/к) для 6 БМ-13 (1 б/к это точно 768 выстрелов). При этом в обозе батареи №76 были выстрелы и для 2-ух установок отправленных из Москвы 29 июля. Известно, что части реактивной артиллерии отправлялись на фронт, согласно докладам ГАУ, имея 1 б/к выстрелов.
Согласно архивным данным командиром батареи №76 был лейтенант Дятченко Николай Федорович [78,79,80] Правда, в указанных документах упомянут 76оад, а не батарея №76. Вполне возможно, что в 76оад должны были войти 2 установки не прибывшие в Семлево, батарея №76 Дятченко и батарея, прибывшая в Екимовичи (Михайловку), всего 12 БМ-13. В документах также есть информация, что Дятченко награжден орденом Красного знамени, однако по картотеке награждений на «Подвиге» этого награждения не найдено.
Таким образом, утверждение о том, что батарея Дятченко дала первый залп 3 августа в полосе 12сп 53сд 43А не соответствуют архивным документам. Батарея прибыла в Семлево 5 августа и до 10 августа находилась в 24А под Ельней.
Вопрос об исчезновении 2-х из 6-ти БМ-13, отправленных в Семлево, остается открытым.
Батарею же, отправленную 2-3 августа в Михайловку, искали, выдвигая самые нелепые гипотезы:
- переговоры 05.08.41 в 05:00 [81]:
«… вызовите полковника Малахова. Просит подполковник Полнер. Докладываю на оба ваших вопроса:
1. нач.штаба 43 ген.Тихомиров доложил ,что высланные им представители в район Михайловка, там батарею РС не нашли. По непроверенным данным эту батарею перехватил в районе Ельня генерал Ракутин для действий в районе Ельня»
- переговоры 05.08.41 в 11:30 Малахова и оперативного дежурного Генштаба (ОД ГШ) [82]:
«4. результаты поисков РС. Генерал-майор Ляпин высказал предположение о перехвате батареи РС Ракутиным. Подтверждения вы не дали и опровержения вы не дали, что же?»
- переговоры 05.08.41 в 11:55 Полнера и Малахова [83]:
«У апп. подполковник Полнер, полковник Боголюбов поручил мне дать ответ Вам на Ваши вопросы.
2. РС, направленная Михайловка не разыскана… Продолжаем разыскивать»
Разыскали батарею, отправленную в Михайловку, в тот же день 5 августа после 15:00, согласно переговорам ген.Тихомирова [84]:
«…На станциях Баррикадная и Подписная в 15:00 5.8 прибыли и приступили к разгрузке 2 эшелона 211сд. Батарея РС прибыла для Екимовичи /Михайловка/ 15:00 4.8. Распоряжением генерала Захаркина оставлена Городец, 2 км с-в Екимовка (читать Екимовичи, А.М.). Действия не было. Генерал Захаркин находится Екимовичи…»
И подтверждение этого в переговорах 05.08.41 после 22:00 [85]:
«… Батарея РС прибыла 15:00 4.8 район Михайловка. Распоряжением ген.Захаркина остановлена в районе Городец (2км с-в Екимовичи). Действия не было»
Причем батарея была направлена не в 53, а в 222сд. Об этом вели переговоры Ляпин и Тихомиров 05.08.41 в 05:10 [86]
«2. прибывали ли в 222сд РС?... Надо батарею искать, она у вас. Добейтесь от Боброва (командир 222сд, А.М.) или от его начальника артиллерии…»
В ночь с 4 на 5 августа 222сд заняла оборону на участке Благовещенка, выс.223.8, Чипеницы, Монахи, т.е. на расстоянии нескольких километров юго-западнее Екимовичей [87]. В 222сд на тот момент находилось около 1000 человек боевого состава (из них пополнение в составе 400 политбойцов) и незначительное количество артиллерийских орудий. По докладу Тихомирова Ляпину, дивизия была деморализована и небоеспособна. Однако, генерал Захаркин принял решение усилить остатки дивизии батальоном НКВД с приданными 4-мя танками (2 КВ и 2 Т-34) и с утра 6.8 атаковать вдоль шоссе на Рославль, чтобы облегчить группе Качалова выход из окружения [88]. Дополнительно в ночь с 6 на 7 августа подвижные усиленные отряды 217 и 258сд выступили в направлении Рославль.
К полудню 7.8 противник перешел в контратаку силой до 20 танков и до 2-х батальонов пехоты при непрерывной поддержке авиации, 222сд начала отступать [89] и Жуков приказал Захаркину отвести ее на участок обороны 53сд, взорвав при отходе все мосты через Десну[90].
В этих переговорах Жуков потребовал от командования 43А [91]:
«… у апп. Жуков. Здравствуйте. Ваша основная задача – организация упорной обороны у р.Десна…
Отходящие части Качалова (28А, А.М.), Боброва (222сд, А.М.) немедленно вливать в боевой порядок обороны. Батарею РС применить внезапно по скоплению противника»
Само построение фразы говорит о том, что батарея к этому времени еще не применялась.
Но вместо отвода 222сд на главный рубеж обороны, где стояла 53сд, Захаркин в 17:30 7.8 отдал приказ отвести 222сд глубоко в тыл, на расстояние 36 км от переднего края (на реку Снопоть) [92]
Таким образом, батарея в период с 4 по 7 августа находилась в полосе действий 222сд в районе шоссе Рославль – Москва. Данные о применении батареи в полосе действий 222сд отсутствуют, однако ясно, что в полосе действий 53сд батарея в этот период не применялась, т.к. 53сд находилась в тылу 222сд. Из переговоров генерал-майора Ляпина и полковника Кузнецова от 07.08.1941, состоявшихся в промежуток времени 15:28-16:20 7.8.41, известно [93]:
«… из всех донесений ясно лишь одно, что с утра перед фронтом 53сд, в частности вдоль шоссе, мелкие группы противника…»
Очевидно, что применение реактивной артиллерии по мелким группам противника было бы нецелесообразно, хотя нельзя и утверждать, что батарея не применялась.
И тем не менее батарея, согласно данным Жуковым указаниям, была применена вечером 7 августа. Вот, что сообщил 9-й корпус противника в утреннем донесении 8 августа [155]:
«Вечером 7.8. по району Богданово один сильный артналет сосредоточенного огня, это не артиллерия, а вероятно, похоже на реактивный миномет. Западнее и ю-з Михайловки еще борющиеся части противника с артиллерией и танками. Силы не установлены»
Примечание к цитате. Непосредственно в тексте сообщения указана дата 6.8., которая является очевидной опиской, т.к. в утреннем донесении 8 августа следует доклад о событиях вечера 7 августа, которые не попали в предыдущее донесение.
При отходе 222сд вечером 7.8.41 батарея БМ-13 была передана 53сд. Из доклада генерал-майора Тихомирова 08.08.1941 в 12:10 следует, что 8 августа батарея находилась в расположении 53 сд [94]:
«– что находится на участке 53 сд, кроме ее частей?
– 76 ап пто, 30 танков и 7 танков, переданных при отходе 222 [сд], батарея РС, два арт.полка…»

Обстановку в эти дни в районе действий 53 и 222 сд можно охарактеризовать как «полная неразбериха». Командующий 43 А Захаркин был заменен на вышедшего 7.8 из окружения командующего 20 А Курочкина. Решение о замене видимо было принято 8.8.41г.[95]. При этом 8 и 9 августа Курочкин разбирался с делами и формировал штаб, а передача командования от Захаркина Курочкину, вероятно, произошла 10 августа [96].
Более никаких сведений о батарее, которая убыла в Михайловку 2-3 августа и находилась в расположении 222 сд с 4-го до вечера 7 августа и в расположении 53 сд 8 августа, обнаружить не удалось. И в составе 43 А она более не числилась.
Теперь самое время еще раз обратиться к донесениям Аборенкова Маленкову и посмотреть, что отправляло ГАУ на Юго-Западный фронт (ЮЗФ) в начале августа. Оказывается ничего. При этом с 29 июля формированием, вооружением и отправкой на фронт занимался именно Аборенков. Т.е. здесь надо признать, что на ЮЗФ была отправлена батарея из 1-го или 2-го дивизионов прибывших на Западное направление. Судьба всех батарей, кроме одной, прослежена до середины-конца сентября. Судьба этой батареи в составе 6 БМ-13 документально прослежена с 2-3 по 8 августа.
С другой стороны командир батареи старший лейтенант Небоженко утверждал [97]:
«Я в первых числах августа поехал своим ходом со своей батареей (6 установок) под Киев…»
А что, если ... батарея, отправленная из Москвы в Михайловку и батарея ст. лейтенанта Небоженко это одна и та же батарея? Батарея убыла из Москвы 2-3 августа в Михайловку (район действий 43А). Прибыла 4.08.41 в 15:00 в Екимовичи. С 4 по 7 августа была в составе 222сд, затем 8 августа в 53сд 43А Резервного фронта. Затем по приказу начальника Генштаба Жукова командующему Резервным фронтом Жукову отправлена под Киев, где ситуация начала обостряться, в то время как под Рославлем она было относительно спокойной и «исчезновение» батареи после 8 августа не поддается разумному объяснению. Учтем, что направление на Рославль (Варшавское шоссе) является юго-западным и переход на Киевское шоссе совсем небольшой. Если батарея Небоженко в 43-й А применялась не в полном составе, то сам Небоженко вполне мог забыть этот эпизод, т.к. в той же беседе он говорил про действия батареи в Киеве:
«И вот 10 августа 1941 года в 5.00 по моей команде прогремел первый залп…»
Т.е сходятся все данные об этой батарее из разных источников:
- по данным ГАУ не было отправки частей реактивной артиллерии на ЮЗФ в начале августа
- состав батареи 6 установок (расчет и данные Небоженко)
- дата убытия из Москвы (2-3 августа согласно переговорам Маленкова, Василевского и первые числа августа по данным Небоженко),
- направление движения – юго-западное;
- боевое применение батареи под Рославлем (приказ Жукова и данные противника);
- не пересекаются, а стыкуются диапазоны дат нахождения батареи под Рославлем (до 8.8.41) и в Киеве (с 9-10.8.41).

Т.е. эта версия не имеет противоречий, хотя поиски документов необходимо продолжать.
И такой документ нашелся в материалах ЮЗФ – это телеграмма «молния», отправленная Баграмяном начальнику гарнизона капитану Цветкову, майору Корнину от 8 августа [170]:
«Под вашу и командира соединения личную ответственность все перевозимое должно быть в Киеве не позже 18:00 09.08.41»
Т.е. батарея Небоженко должна была прибыть в Киев не позднее 18:00 9 августа 1941!

А в районе Ельни группировка реактивной артиллерии продолжала усиливаться, т.к. несмотря на неоднократные попытки атаковать и приказы Жукова с угрозами отдать командование дивизий под суд, наступление под Ельней успеха не имело.
8.8 в распоряжение 24А прибыла батарея Флерова, которая еще утром 7.8, помогая частям 20 и 16А выйти из окружения под Смоленском, дала залп в районе Пнево [98]
«7. 20 А … в 10:00 7.8.41 огнем особой батареи у Пнево рассеяно до роты пехоты и подавлена минометная батарея»
Днем 7.8 батарея Флерова формально уже вошла в состав 42 оад 24А, судя по приказу Ракутина №012/оп [99]:
«4. 100сд с 10 танками Т-34 и 42 дивизионом М-13 нанести удар с рубежа Макарино, выс.238.9 в направлении Чанцово, с-з окраина Ельня»
О передаче батареи из Западного в Резервный фронт Жуков договорился с Тимошенко через Ляпина. В 4.15 8.8 Ляпин докладывал Жукову [100]:
«Докладываю о выполнении Вашего приказания.
1. Тимошенко обещал набрать штук 7, но без снарядов, если есть снаряды, он приказал мне ему позвонить или передать НШ. Прошу указаний»
И ответ Кузнецова от имени Жукова Ляпину [101]:
«Генерал армии поручил передать следующее «передайте тов.Тимошенко, снарядов найдем прошу прибыть не позже 11:00 на КП Ракутина. Пусть захватит залп для самообороны»
Фактически батарея должна была прибыть в расположение 24А к 11:00 8.8.41 на основании приказа Главкома западного направления Тимошенко [102]:
Генералу Лукину.
«Главком приказал нашу батарею РС немедленно передать в распоряжение генерала Ракутина, доставив ее к 11:00 8.8 в Подмощье. Мы Ракутину посылаем подарок, ты понимаешь, о чем речь?»
Подтверждение этой информации из «секретных» переговоров Корнеева с генералом Рубцовым (зам.нач.оперотдела ЗапФр, А.М.) [103]:
Начальнику штаба Запфронта
- У Вас есть игрушка, которая ходит на ЗИС, Вы понимаете меня?
- Она была у нас, потом передали ее, сейчас у нас… что с нею делать? (была в ЗапФр, потом в 20А, сейчас в ЗапФр, А.М.)
- Эта игрушка сейчас у Вас далеко?
- Рядом со мной.
- Подарите ее немедленно генералу Ракутину, он ждет ее в 11:30 8.8 в Подмощье. Посмотрите на карту и наметьте дорогу. Вы знаете этот пункт? 22 км ю.в. от большого пункта. (г.Дорогобуж, А.М.)
- Правильно ли все понимаю?
- Видите Усвятье?
- Вижу.
- Видите Болотово? 6км ю.з. большого пункта. (г.Дорогобуж, А.М.)
- Вижу.
- Пункт назначения понят Вами правильно. Все ли теперь понятно? Прошу перейти на телефон. Вызывайте Янтарь.
- Хорошо.
Уже в составе 24А 2 установки в батарее Флерова вышли из строя и были отправлены в Москву, а чтобы окончательно рассеять сомнения в том, что в августе батареи Куна и Флерова входили в состав 42оад, приведу документ, где эти батареи показаны раздельно среди частей усиления 24А [104]:
«107сд 9 М-13
100сд 5 М-13»
Датировка документа проведена по составу частей 24А – это вторая половина августа. Во всяком случае, документ составлен до замены 5 неисправных установок Флерова на 4 новых.
Боевые действия реактивной артиллерии Резервного фронта
Здесь надо отметить, что батарея №76 не входила в состав 42оад в августе, хотя и принимала участие в боевых действиях 24А на усилении южной группы в составе 19, 120сд и пр. Одновременное упоминание 42оад и батареи №76 есть в документах за 15.8, а до этого момента, по непонятным причинам, в сводных документах РезФр упоминается то 42оад, то батарея №76.
10.8.41 батарея №76 находилась все еще под Ельней в составе опергруппы 24А [105]:
«5. … батарея М-13 на участке 19сд уничтожила боеприпасы противника в районе Гричано, батарею противника в районе 200м южнее Жилино»
Подтверждение в оперсводке №18 штаба артиллерии РезФр от 11.08.41 [106]:
«3. 24А
Батарея М-13 на участке 19сд уничтожила батарею противника в районе Грищаново, батарею противника 200м южнее Минино»
Однако уже 13.08.41 батарея №76 числится в составе 43А в составе частей армейского подчинения. Об этом можно судить по отчетной карте 43А [107].
Почему я считаю, что в 43А прибыла именно батарея №76? Ведь теоретически она могла быть передана в состав ЗапФр как замена батареи Куна, а в составе 43А могла действовать батарея, прибывшая в Екимовичи (Михайловку) 4 августа. Однако состав частей реактивной артиллерии ЗапФр с 10 августа до 11 сентября оставался неизменным и, следовательно, перемещения батарей реактивной артиллерии между ЗапФр и РезФр в этот промежуток времени не было.
15.8.41 по данным штаба артиллерии РезФр в составе опергруппы 24А батарея №76 уже не числится [108]:
«М-13 14 шт.*
* всего 16 из них 2 в ремонте в Москве»
16.8.41 эта информация подтверждена данными 24А [109]:
«42д-н М-13, 16 уст (из них 2 в ремонте)»
Зато 16.8, согласно боевому расписанию артиллерии Резервного фронта, и 42оад и батарея №76 показаны одновременно [110]:
«24А 42д-н М-13, 16 уст (из них 2 в ремонте)
53сд 43А 4 уст. М-13»
О применении 42оад в оперсводке №24 штаба артиллерии РезФр от 18.08.41 [111]:
«24А
Батарея 42оад М-13 произвела залп по скоплению пехоты в районе ю-з Установо (роща 1.5км) пехота рассеяна»
На 19.8 по данным штаба артиллерии РезФр в составе 42оад 24А все еще 16 БМ-13 из них 2 установки на ремонте в Москве [112,113]
Первое упоминание о применении батареи БМ-13 в 43А в оперсводке №21 Штаба 43А от 20.08.41 [114]:
«Прошу передать полковнику Бесфамильных, что к месту стрельбы химснарядами выехал не сам полковник Марков, а его помощник с представителем фронта. Так мне уточнил майор Чурсин»
22.08.41 согласно оперсводке №25 Штаба 43А батарея еще находилась в районе действий 43А [115]:
«Батарея РС сосредоточена в районе Пенья»
Однако для подготовки нового наступления под Ельней, в тот же день батарея была вновь направлена в 24А, согласно оперсводке №52 штаба РезФр от 22.08.41 [116]:
«3. 24А Группе Ракутина передано из 43А 6 установок М-13 для усиления 106мд»
Опять появляются загадочные 2 БМ-13, утерянные при переходе из Москвы в Семлево, и опять «теряются», т.к. согласно оперсводке №27 от 22.08.41 штаба артиллерии РезФр [117]:
«4. 24А прибыло 4 установки М-13. Место расположения и задачи уточняются»
Однако в штабе РезФр продолжают считать, что из 43А в 24 передано 6 БМ-13, об этом боевой приказ 0023/оп штаба РезФр от 23.08.41 в 19:30 [118]:
«3. Группа войск 24А в составе … 20 установок М-13… Начало наступления 26.8.41.
4. Главный удар нанести
а) северной группой в составе 102тд, 107, 100сд, 275кап, 544гап б/м, 14 установок М-13…
б) южной группой в составе 106, 303сд, 540ап, 1,2/488кап, 305пап, 6 установок М-13,
в) группой центра в составе… 19, 309сд»
Тем не менее, в докладе Ракутина Жукову от 25.08.41 опять упомянуты 4 БМ-13 [119]:
«…Зажигалки получены, подготавливаются к действиям как у Машенина так и у Погребова. Между прочим М-13 на левый пришло не 6, а 4…»
На левый, означает на левый фланг, в южную группу, т.е. из 43А пришло не 6, а 4 установки. Кстати упоминание фамилии Погребова, командующего ВВС 24А, говорит о том, что реактивные снаряды применялись с воздуха, а не только с наземных пусковых установок БМ-13.
26.08.41 в оперсводке №28 штаб артиллерии РезФр указывается, что [120]:
«4. 24А
в)… 21.8 в распоряжение НАД 106 (106мсд, А.М.) прибыли из Кирова (43А, А.М.) 6 установок РС. Место расположения и задачи уточняются…»
Итоги разбирательства с двумя то исчезающими, то появляющимися БМ-13 подведены в боевом приказе №0025/оп штаба РезФр от 26.08.41 [121]:
«3. 24А в составе … 18 установок М-13 окончательно окружить и пленить всю Ельненскую группировку противника и 3.9.41 выйти на фронт Беззабот, Ново-Тишово, Кукуево…
4. Главный удар нанести:
а) северной группой в составе 102тд, 107, 100сд, 275кап, 544гап б/м, 14 установок М-13…
б) южной группой в составе 106, 303сд, 540ап, 1,2/488кап, 305пап, 4 установки М-13,
в) группой центра в составе… 19, 309сд»
21.8.41 согласно докладу ГАУ для Маленкова [122]:
«Флеров донес, что все его четыре установки требуют капитального (заводского) ремонта. Требуется срочно заменить их на новые»
Здесь слова «все» и «четыре» не соответствуют друг другу, т.к. в батарее Флерова на этот момент 5 БМ-13 (подтверждение ниже).
Вопрос с заменой решился в течение недели и уже 28.8 Флерову были отправлены 4 новые установки [123]:
«При сем направляется в Ваше распоряжение четыре боевых машины (М-13) и 16 грузовых машин ЗИС-5 с 480 снарядами для М-13. одна ЛЗС (летучая зарядная станция, А.М.) и одна летучка типа А.
Все имеющиеся у Вас боевые машины М-13 направить с ответственным сопровождающим на завод «Компрессор» (г. Москва).
Весь личный состав, сопровождающий машины, вернуть обратно.
О замене машин и прибытии боеприпасов доложите командиру дивизиона и начарту фронта. ЛЗС и летучка типа «А» следует в распоряжение командира дивизиона капитана т.Смирнова» (командир 42оад, А.М.)
Отправка 4 БМ-13 Флерову подтверждена докладом ГАУ Маленкову от 30.08.41 [124]:
«4. 28.8.41 автоколонной 20 машин отправлены 4 боевые установки М-13 и 16 машин ЗИС-5 под боеприпасы на Смоленском направлении на замену неисправных установок М-13 в батарее капитана т.Флерова и 450 выстрелов для его же батареи»
Как видим, отправлено 450 выстрелов, а не 480, как планировалось, правда, для отправки 450 выстрелов необходимо 15, а не 16 машин.
Получение установок и боеприпасов отражено в донесении войсковой части №4207 /42 ОАД/ от 1 сентября 1941 года в адрес Зам.нач. ГАУ КА отдел спец. арт. вооружения [125]:
«Настоящим доношу, что посланные вами четыре боевые установки М-13, одна летучка типа «А», одна походная зарядная ст[анция] и пятнадцать автомашин ЗИС-5 с боеприпасами для МУ-13 в колич. 450шт. нам в адрес бат. к-на Флерова получено полностью. На основании Вашего же распоряжения все имевшиеся в батарее установки М-13, в данной батарее за №№ 3,4,5,6,7, итого в колич. пяти штук сданы Вашему представителю нач. колонны л-ту т.Нарбекову Ю.Б. для сопровождения их в ремонт. г.Москву. Одновременно докладываю, что батарея капитана Флерова распоряжением нач. арт. 24 армии введена в состав 42 отдельного арт.дивизиона»
Как мы уже знаем фактически батарея Флерова в составе 42оад с 7.8.41.
Сведения о замене установок в батарее Флерова подтверждены также оперсводкой №35 штаба артиллерии РезФр от 04.09.41 [126]:
«3. 24А
г) 42оад – М-13 прибыли 4 новые установки с боеприпасами»
Теперь можно посчитать количество установок БМ-13 после замены неисправных на новые. На 1.09.41 в 42оад: числилось 16, фактически было 14, убыли на ремонт в Москву 5, прибыли 4 новые, итого 13 БМ-13.
К 29.08.41 согласно оперсводке №67 штаба РезФр в составе 42оад 3 батареи [127]:
«4. 24А
102тд с … 1 батарея 42д-на М-13… заняла исходный рубеж без. выс. южнее Кузино, х. Дашино… (южная группа, А.М.),
107сд с … 2 и 3 батареи 42д-на М-13 … заняла исходный рубеж сев. окраина Садки, выс.238,7, южная окраина Гурьево… (северная группа, А.М.)
303сд с 540кап, 1,2/488кап, 24мин.бат, батареей М-13 (№76, А.М.) заняла исходный рубеж (иск.) Ново-Сокольники…»
Т.е. на 29.08 в составе 42оад уже 3 батареи и 4-я батарея находится в 303сд.
В оперсводке №31 штаба артиллерии РезФр от 30.08.41 подтверждается, что в 24А находятся 4 батареи, причем на усилении тех же частей, что и в предыдущем документе [128]:
«4. 24А
а) 102тд с танковой группой, батареей М-13, 1/544гап БМ занимала исходный рубеж: безым. выс. южнее Кузино, хут. Дашино.
б) 107сд с 273кап, 2,3/544кап БМ двумя батареями М-13 и 14-м воздухоплавательным отрядом занимала исходный рубеж сев.окраина Садки, ….Гурьево
и) 303сд с 540кап, 1,2/488кап, 24мин.бат, батареей М-13 (№76, А.М.) занимала исходный рубеж (иск.) Ново-Сокольники…»
Другого обоснования того факта, что в составе 42оад стало 3 батареи, кроме раздела на 2 части батареи Куна я не вижу, т.к. увеличения состава группировки не произошло даже к 20.09.41
Согласно Перечню 31 [129] батарея Флерова обращена на формирование 42оад лишь 17.9.41, что как видно из предыдущих документов далеко от истины.
Согласно [130] батарея Флерова стала 3-й батареей 42оад, соответственно две части батареи Куна должны были получить номера 1 и 2.
Батарея №76 была в составе 24А до 06.09.41, а в 13:50 06.09.41 Жуков дал указание Ракутину [131]:
«Ракутину, Собенникову.
Перебросьте в распоряжение ком.43А батарею М-13 в составе 4-х установок с 5-ю залпами. Батарее прибыть в Шатьково не позже 12 часов 7.9.41…»
Т.е. одна батарея, а именно №76, возвращается в 43А
Подтверждение прибытия батареи в 43А в оперсводке №85 штаба РезФр от 08.09.41 [132]:
«3. 43А
149сд … в 16:30 7.09.41 в Шатьково прибыла из 24А батарея М-13»
Количественный состав прибывшей батареи раскрыт в оперсводке №37 штаба артиллерии РезФр [133]:
«5. в состав 43А прибыли… батарея М-13 4 установки, район расположения устанавливается»
Подтверждении этой информации в «Сведениях 43А» за 13.09.41 [134]: «149сд М-13 – 4»
О действиях батарей реактивной артиллерии в оперсводке №38 к 24:00 11.09.41 штаба артиллерии РезФр [135]:
«4. 24А
а) арт.309сд…
батарея М-13 произвела два залпа, которыми подавила систему ОП и НП в районе рощи зап.Ивановка и в районе Ново-Яковлевичи.
в) арт.107сд…
батареи М-13 произвели 4 залпа по роще у перекрестка дорог железной и тракта, что с-з Выползово, по роще 1300м зап.Новоселовка, по роще ю-в перекрестка дорог 1000м зап.Бол.Тишово
5 43А
д) батарея М-13 действующая на участке 149сп вела огонь 8.9.»
Нач.штаба артиллерии РезФр Маляров
В 42оад на 10.9.41 оставалось 12 БМ-13, т.к. согласно оперативной сводке штаба артиллерии РезФр от 13.09.1941 [136]:
«4. 24А
10.9.41 в результате авиабомбардировки самолетом противника уничтожена одна установка М-13 с боеприпасами к ней»
О действиях батарей реактивной артиллерии в оперсводках штаба артиллерии РезФр:
- оперсводка №41 от 14.09.41 [137]:
«4. арт 24А
в) … 42оад М-13 дал два залпа по рубежу 100м с-з истока р.Стряна»
- оперсводка №42 от 15.09.41 [138]:
«5.43А
д) батарея М-13 вела огонь по районам Мохай, Пятихатка, израсходовано 280 выстрелов, осталось 70. В настоящий момент батарея снарядов не имеет»
Согласно оперсводке №43 штаба артиллерии РезФр от 16.09.41 [139]:
«5. 43А …
в) Батарея М-13 расположена в районе Мариново»
Согласно оперсводке №44 штаба артиллерии РезФр от 17.09.41 [140]:
«5. 43А
д) батарея М-13 на старом месте, снарядов не имеет»
Подтверждение ранее сделанного расчета количества установок в 42оад 24А в Донесении о численном и боевом составе 24 Армии по состоянию на 20.09.1941 г: [141]:
«42оад 12* по графе «Пушки 210мм»
* установки М-13
Как видно, установки БМ-13 показаны по графе «Пушки 210мм», справа в сноске указано, что это установки М-13 (БМ-13, А.М.)
Далее 2 документа, которые противоречат друг другу: в донесении о численном и боевом составе 43 Армии по состоянию на 20.09.1941 г. [142] установки БМ-13 не показаны, а в боевом расписании артиллерии Резервного фронта по состоянию на 20.09.1941 [143]:
«24А 42оад М-13, 12 уст
43А бат М-13, 4 уст»
Батарея Денисенко
Далее документ, с которого началось данное исследование:
Донесение о численном и боевом составе 31 Армии по состоянию на 20.09.1941 г. [144], в котором в 110сд (бывшая 4дно) показаны 3 БМ-13, по графе «Пушки 210мм». Вероятно это батарея Денисенко (3БМ-13, глава ЗапФр). Дальнейшая судьба батареи не выяснена.
Действие установок подтвердил в своих воспоминаниях К.П. Некрасов (4дно) [145]:
«На Селигере мы впервые услышали «песню Катюши»
Последние документы, которые удалось найти к началу октября:
Справка по войскам 24 Армии по состоянию на 27.09.1941 г. [146]:
«6. 103мд …12 систем М-13»
И частный боевой приказ №23/оп от 03.10.41 штаба 43 Армии [147]:
«7. командиру 149сд с 148тбр, с батареей №13 уничтожить ночью прорвавшегося противника в район Крутой Холм, Амшарово, Повяты…»
Батарея №13 это вероятнее всего описка, следует читать батарея М-13.

--редакция от 15.03.2017
Батарея Небоженко
История батареи старшего лейтенанта Небоженко получила неожиданное продолжение.
8.09.41 вышло Постановление ГКО №643сс «О формировании Южной оперативной группы» [162]. Командовал группой майор Воеводин Л.М.
В состав группы вошел 48-й отдельный гвардейский минометный дивизион под командованием старшего лейтенанта Небоженко. Так, в наградном листе от 01.01.1942, подписанном майором Воеводиным на представление к награде капитана Небоженко говорится [163]:
«Командир отдельного гвардейского минометного дивизиона капитан тов. Небоженко командует дивизионом с сентября 1941г …»
Сам же Небоженко вспоминал: «По приказу Сталина батарея возвратилась под Москву, в Алабино. Батарею сдал в ремонт… Мне сразу же выделили 48-й отдельный гвардейский минометный дивизион, а он уже был на колесах, то есть в эшелоне, готовом для отправки в Одессу…»[164]
Обращаем внимание на слова Небоженко о том, что батарея возвратилась в Алабино. Также анализируем несколько документов Резервного фронта в которых говорится о частях реактивной артиллерии в 24 и 43А.
В оперсводка №51 штаба артиллерии Рез.фронта от 25.09.41 к 19:00 указано, что 42-й оад числится в 24А [165]:
«4. 24 А…
4.4. 544 гап и 42 дивизион огня не вели»
Однако 42-й оад уже не упоминается в Легенде к схеме положения частей 24 Амии на 27.09.1941 г. 07:00 [166]:
«4. 103 мд – обороняет полосу … дивизия усилена … 12 систем М-13 …»
Т.е. в 24А числится дивизион БМ-13. На первый взгляд кажется, что это 42-й оад, просто не упомянут номер, но это не так. В частном боевом приказе №24/оп от 03.10.41 в 14:05 в 43 Армии также числится дивизион БМ-13 [167]:
«4. 149 сд с 646 кап, с дивизионом РС прочно удерживать рубеж р.Шуица…
5. 113 сд с батареей РС…»
Т.е. в 43А также числится дивизион и батарея БМ-13. Может быть это все-таки 42-й оад, который передан из 24 в 43А в интервале с 27 сентября по 3 октября? Подтверждает такое развитие событий частный боевой приказ №25/оп от 04.10.41 в 02:30 штаба 43 Армии [168]:
«4. 53 сд с 364 кап, 42 д-н М-13…»
Некоторое время я полагал, что 42-й оад был передан из 24 в 43А и в 24А не осталось реактивной артиллерии. Однако все вопросы снимает Боевой приказ №034/оп командующего Резервным фронтом маршала Буденного от 06.10.41 в 5:55 [169]
«3. 24 А в составе… дивизион М-13…
4. 43 А в составе … 42 дивизион М-13…»
Здесь в двух армиях одновременно указано по дивизиону. На основании этого документа можно сделать вывод, что батарея Небоженко (6 БМ-13) в конце сентября из Алабина вернулась на Резервный фронт, т.е. туда, куда она первоначально и была направлена. При этом в состав дивизиона вошла также батарея №76. Возможно нашлись 2 «потерянные» в начале августа установки или дивизион получил новые. Получил ли дивизион номер (например 76) или остался без номера – неизвестно. История его, вероятно, была короткой и трагичной, он, как и 42-й оад оказался в Вяземском котле и вряд ли смог оттуда вырваться.

Продолжение часть 4/4

Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» часть 2 из 4

Предыдущая часть 1/4

2. Западный фронт

Батарея капитана Флерова
Первое встретившееся мне упоминание батареи Флерова находится в Боевом расписании частей ЗапФ на 13.07.41 [29]:
«8. части подчиненные фронту и резерв фронта:
… особая батарея реактивного действия – на фронте р-на Орша»
В состав 20А батарея Флерова вошла между 13 и 20 июля, а не 4 июля как ныне принято считать, т.к. в донесении о численном и боевом составе 20А она появляется только 20.07.41 [30]
Интересно, что установки БМ-13 показаны по графе «Пушки 210мм».
Т.к. батарея была экспериментальная, то в строке «по штату» стоят прочерки, а «по списку» в батарее 198 человек, 1 легковая, 44 грузовых, 7 специальных машин, 7 БМ-13, показанных по графе «Пушки 210мм», дополнительно одна 152мм гаубица. Первоначально предполагалось оснастить батарею 122мм гаубицей [31]
Два документа, подтверждающие вхождение батареи Флерова в состав 20А (других батарей на фронте еще не было):
1. Боевой приказ №31, Штарм 20, ЗапФ 2:40 20.7.41 [32]:
«4. 73сд с 1,2/592пап, 3/467кап и особой батареей под прикрытием небольших отрядов по автостраде»
2. Боевой приказ №33. Штарм 20, ЗапФ 22:00 21.7.41 [33]:
«6. 5мк при смене частями 73сд с 2/302гап и особой батареей сосредоточиться в р-не Слободы, Ерши-Невище, Ерши-Пустошь, Куприно и к 13:00 22.7 быть готовым к нанесению удара в направлении Смоленск вдоль южного берега Днепра и Смоленского шоссе»
05.08.41 в 1:30, согласно донесению №010 командующего войсками 20А главнокомандующему Западным направлением о ходе переправы войск армии за р. Днепр, батарея Флерова еще находилась в 20А [34]:
Главкому Маршалу Тимошенко
«2. Начал переправляться 5 мк, предварительно нанеся поражение пневской группировке противника, пройдя через Пневскую слободу.
Подавляющая часть людей и материальной части, главным образом легкой артиллерии 144, 153, 73, 229сд, которая не была уничтожена в боях, переправилась за р. Днепр, а также часть тяжелой артиллерии и реактивная батарея. Из-за нехватки горючего осталась некоторая часть автотранспорта.
Командующий 20 армией генерал-лейтенант Курочкин
Член Военного совета корпусный комиссар Семеновский
Наштарм 20 генерал-майор Корнеев
Утром 7.8.41 батарея Флерова еще в 20А, согласно оперсводке №85 к 08:00 08.08.41 штаба Зап.фронта [35]:
«7. 20А … в 10:00 7.8.41 огнем особой батареи у Пнево рассеяно до роты пехоты и подавлена минометная батарея»
А уже 10.08.1941 согласно боевому расписанию артиллерии ЗапФ батарея Флерова отсутствует в составе 20А и частей фронтового подчинения [36]:
стр.44 «30А, Артчасти: 30 бат. МУ РГК»
стр.44 «19А, Артчасти: 16, 19 бат. МУ РГК»
стр.45 «16А, Артчасти: бат. МУ РГК» (батарея Денисенко, А.М.)
стр.46 «20А, Артчасти:…» (батареи МУ РГК нет, А.М.)
стр.46 «Фронтовые части, Артчасти:…» (батарей МУ РГК нет, А.М.)
Далее о судьбе батареи Флерова в главе Резервный фронт.

Батарея лейтенанта Куна
Батарея Куна находилась в Вязьме до 27.7.41, когда был передано распоряжение Главкома Тимошенко во время переговоров [37]:
«Распоряжение тов. Тимошенко:
Тов.Белокоскову немедленно направьте задержанную в Вязьме РС к нам Вадино. Будет направлена представителям Калинина для использования в его группе. Выделите сопровождающего оперативного командира, знающего маршрут для быстрой доставки. Исполнение донести»
Подпись Тимошенко.
Из этих переговоров следует, что:
1. 27.07.41 в Вязьме была только батарея Куна, а батарея Денисенко еще не прибыла.
2. до 27.07.41 батарея Куна еще не была в группе Калинина (иначе не нужен был бы сопровождающий оперативный командир, знающий маршрут)
Дополнительно:
Даже если батарея отправилась на фронт в ночь с 21 на 22 июля, согласно книге «Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне» [38], и прибыла в Вязьму 24-25 июля, то в условиях повышенной секретности доложить о ее прибытии Главкому вполне могли только к 27.07.41.
Из следующих переговоров следует, что установки убыли из Вязьмы в 15:00 28.7.41 [39]:
«Прошу доложить Главкому, что в 15:00 сегодня из Вязьмы выступают РС на Вадино. Ответственным за доставку назначен майор Великолепов»
Согласно переговорам (до 09:15 29.07.41) [40]:
«3. данные о положении группы Хоменко только что получил. В 9:15 представлю боевое донесение в дополнение представленному утром. Батареи РС прибыли и направляются 9 орудий Калинину и 3 Рокоссовскому»
Т.е. батарею Куна (9 БМ-13) нагнала батарея Денисенко (3 БМ-13).
Датировка этих переговоров не представляет труда, т.к. уже 29.07.41 согласно оперсводке №06 штаба группы Калинина [41]:
«6. Прибывшая в группу спецбатарея в 15:00 направлена на усиление 91сд»
Едва успев прибыть в группу Калинина, батарея Куна была направлена в распоряжение 24А РезФ под Ельню. Об этом в главе Резервный фронт.

Батарея лейтенанта Денисенко
Из предыдущих переговоров, состоявшихся до 9:15 29.07.41, следует, что вместе с батареей Куна прибыла батарея Денисенко, которая была направлена в группу Рокоссовского.
05.08.41 вхождение батареи Денисенко в состав группы Рокоссовского подтверждает боевой приказ командующего оперативной группой войск ярцевского направления №4 на отвод войск группы за р. Вопь и организацию обороны на ее восточном берегу [42]:
«8. Мой резерв – 18 мсп и батарея особого назначения»
Командующий группой войск ярцевского направления генерал-майор Рокоссовский
07.08.41 батарея Денисенко находится в составе 16А (бывшая группа Рокоссовского) согласно ЖБД ЗапФ за август [43]:
«Группа Рокоссовского (16А)… в состав армии вошли:… особая батарея «МУ»
10.08.41 состояние без изменений [44]:
«16А, Артчасти: бат. МУ РГК»
До 11.09.41 батарея Денисенко оставалась в составе 16А согласно карте дисклокации частей Западного фронта [45]: «16А, батарея МУ»
Однако, ни 20 сентября [46], ни 21 сентября [47] батарея Денисенко в планах оборонительной операции Западного фронта в 16А не упоминается – про нее забыли? Вовсе нет. Мне кажется, что именно она в это время уже числится в 110сд (бывшая 4дно) 31А РезФ согласно Донесению о численном и боевом составе 31А по состоянию на 20.09.1941 г. [48] в котором показаны 3 БМ-13, по графе «Пушки 210мм»

Три батареи, прибывшие в августе.
Первой упоминается батарея, поступившая на вооружение 30А. О ней мы узнаем из доклада Военного совета 30А Военному совету Западного фронта об укомплектованности, снабжении и боеспособности войск армии от 05.08.41 [ 49]:
«13. Вещевое снабжение армии.
Большинство соединений и частей, прибывших на укомплектование армии, оказалось без аттестатов и поэтому не представляется возможным окончательно выявить обеспеченность дивизий. На сегодня мы не имеем аттестатов на 250сд, 251сд, 242сд, 871 артпротивотанковый полк, батарею особого назначения…»
Из дальнейших документов следует, что речь шла о батарее №30.
Следующие сведения о 3-х новых батареях, поступивших на ЗапФ, узнаем из боевого расписания частей ЗапФ на неопределенную дату августа 1941г [50]:
стр.6: «30А Артчасти
30 бат. МУ РГК 4 уст» («30» и «4 уст» вписаны карандашом, А.М.)
стр. 8: «19А… Артчасти
6 и 9 бат. МУ РГК» («6 и 9» вписаны карандашом, А.М.)
стр. 10: «16А… Артчасти
? бат. МУ РГК» («?» вписан карандашом, это батарея Денисенко, А.М.)
Необходимо обратить внимание на отсутствие номера у батареи Денисенко. Первые батареи: Флерова, Куна и Денисенко не имели номеров. Номера вновь прибывших батарей: «6», «9» и «30» вписаны карандашом, т.е. когда документ печатался, они еще не были известны и дописаны были позже. Есть основания полагать, что дата этого документа между 8 и 10 августа. Не раньше 8 августа, т.к. до полудня 7.8 батарея Флерова была еще в 20А, а в этом документе ее нет. И не позже 10 августа, т.к. в Боевом расписание артиллерии ЗапФ на 10.8.41 за 10 августа все номера батарей уже напечатаны на машинке [51]:
«30А, Артчасти: 30 бат. МУ РГК
19А, Артчасти: 16, 19 бат. МУ РГК
16А, Артчасти: бат. МУ РГК (батарея Денисенко, А.М.)
20А, Артчасти:…» (батареи МУ РГК нет, А.М.)
Фронтовые части, Артчасти:…» (батарей МУ РГК нет, А.М.)
Очевидно, что по отношению к предыдущему документу, батарея №30 сохранила свой номер, а батареи 6 и 9 получили новые номера 16 и 19, соответственно. Причина изменения нумерации неизвестна, как версию можно рассматривать привязку к номерам армий. О том, что батареи с номерами 16 и 19 не являются новыми, свидетельствует неизменное общее количество батарей. Иногда используется и прежняя нумерация. Так, в Боевом приказе №1/оп от 15.08.41 за подписью Тимошенко вместо номера 16 опять использован номер 6 [52]:
«6. 30А усиленная 30 батареей М-13…
7. 19А усиленная 6 и 19 батареями М-13»
К 11.09.41 все батареи находятся на прежних местах согласно карте дисклокация частей ЗапФ [53]:
«30А, батарея МУ
19А, две батареи МУ
16А, батарея МУ»
К 20.09.41 произошло изменение в положении частей реактивной артиллерии, так батарея №16 из 19А была передана в 22А, согласно Плану №259 оборонительной операции Западного фронта Штаб Западного фронта, план подписан командующим ЗапФ Коневым 20.09.41 [54]:
«22-я армия в составе …16 бтр М-13
30-я армия в составе… 30 бтр М-13
19-я армия в составе… 19 бтр М-13»

Полк БМ-13
В конце сентября в распоряжение ЗапФ прибыл полк БМ-13. По-видимому, в составе полка было 2 дивизиона. Полк был сформирован из четвертых дивизионов 1-го, 2-го или 9-го полков. Какие конкретно из этих дивизионов были обращены на формирование 10-го полка, не установлено. Один из дивизионов прибыл 27.09.1941, согласно оперсводке №65 штаба УНАРТ ЗапФ на 22:00 [55]:
«7. … в распоряжение фронта прибыл дивизион 10гв.полка в составе 12 систем»
Подтверждение предыдущей информации и место назначения этого дивизиона указано в оперсводке №67 на 22:00 29.09.1941 штаба УНАРТ ЗапФ [56]:
«6. … прибывший в распоряжение фронта дивизион 10гв.ап 29.9.41 в 21:00 выступил в распоряжение нач.арт.16А»
Здесь необходимо упомянуть еще один документ, хотя он и выходит за временные рамки этого исследования. О полке и двух дивизионах говорится в переговорах Конева и Болдина, состоявшихся около 20:00 02.10.41. Полный текст этих переговоров в приложении 1 [57]:
(Конев) «...Где находится полк РС и что он делает… Точно когда выступит полк РС. Принимал ли он участие в бою. Будет ли принимать с рассветом … Передайте Лукину и Камера, чтобы они использовали полк РС обязательно. Один дивизион использовать на участке Хоменко, передать об этом Камера, чтобы он ночью это дело организовал…
(Болдин) Полк РС выступил в 18:00, задержка получилась за неимением горючего. Принимал ли полк РС бой данных не имею, но думаю, что не принимал. Не имею сведений, где будет принимать с утра полк РС. После переговоров с вами буду выяснять с Лукиным…. Я дал указание тов. Камера, чтобы он с Лукиным использовали в достаточной мере полк РС. Дано указание, чтобы горючее давали со ст. Вадино.
(Конев) Тогда как вы думаете ликвидировать прорыв на участке Хоменко? Тов. Болдин приказываю:
1. 101мсд немедленно направить район Курбатово. Т.е. туда же куда пошла 126тбр. [126-ю] танковую бригаду по прибытии 101[мсд] подчините командиру 101мсд. Вместе со 101[мсд] направьте один дивизион полка РС…»
Здесь вероятно шла речь о 10гмп, состоявшем из 2-х дивионов.

Выводы:
1. В составе Западного фронта в июле учтено 3 батареи, в количестве 19 установок БМ-13: капитана Флерова (7 уст.), лейтенанта Куна (9 уст.), лейтенанта Денисенко (3 уст.)
Батарея Куна прибыла в распоряжение группы Калинина 29 июля 1941. Вероятно в это же время батарея Денисенко прибыла в состав группы Рокоссовского.
2. Батарея Куна была передана в состав 24А РезФ в районе 1 августа 1941.
3. Батарея Флерова была передана в состав 24А РезФ в районе 7-8 августа 1941.
4. В начале августа было получено 3 новые батареи БМ-13: №16 (она же №6), №19 (она же №9), №30, всего 12 установок. Первоначальная принадлежность батарей армиям не менялось до 11.09.41
4. Батарея Денисенко, вероятно, была передана в распоряжение 110сд (4дно) 31А РезФ в период 11-20 сентября 1941.
5. 27.09.41 в расположение ЗапФ прибыл дивизион 10гв.полка, который 29.09.41 поступил в распоряжение 16А.
6. 02.10.41 в составе ЗапФ установлено наличие полка, состоявшего, вероятно, из 2-х дивизионов.

Продолжение часть 3/4

Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» часть 1 из 4

А.Милютин
На правах рукописи
Редакция от 15.10.2019 (прошу не обращать внимания на возможные неувязки, т.к. готовится редакция статьи на большом фактическом материале)

«Но красивый очаг, и огонь в очаге, и котелок, кипящий на огне,
были не настоящие – нарисованы на куске старого холста
.…за холстом в стене было что-то похожее на небольшую дверцу
»
А.Н. Толстой «Золотой ключик, или приключения Буратино»

От автора
Так и на нашем историческом «холсте нарисовано» множество мифов об «эресах» далеких от реальности. Откроем же потайную дверцу в стене за холстом и войдем в мир документов. Подвергнем все данные об «эресах» беспристрастному анализу и увидим, как «дивизион М-8 под Рудней в середине июля 41-го» на поверку оказался батареей капитана Флерова с установками БМ-13. А «33 дивизиона РС на Западном направлении к началу октября 41-го» превратились в 5.5 дивизионов, 2 из которых прибыли на фронт в конце сентября. Мы увидим отдельные батареи с номерами 16, 19, 30 и 76. Узнаем, что 42 дивизион сформирован не из тех батарей, которые указаны в «Перечнях», и первые залпы батареи дали не в то время как это принято считать.
Я искренне благодарен Герасимовой С.А. и Гурову С.В. за ценные замечания в процессе работы над первой редакцией статьи.
Александр Милютин

Предисловие
В этой статье сделана попытка систематизировать информацию по теме и исключить из оборота хотя бы очевидные ошибки и неточности. Большое количество боевых документов позволяло легко оценить, сколько установок действовало на Западном направлении. Однако при сопоставлении информации об отправленных ГАУ (Главное артиллерийское управление) и полученных на фронтах установках пришлось сделать совершенно неожиданные выводы о новых частях, об установках, «потерянных» при следовании на фронт, а также утраченных в боевых действиях установках. Дальнейшие поиски привели к появлению новых вопросов, касающихся нумерации частей, их формирования и судьбы отдельных подразделений…
Все началось с «Руфорта», где обсуждалась тема 210 мм пушек на линии Ржевско-Вяземского укрепрайона. На эти пушки обратил внимание форумчанин Gistory [1]. В процессе обсуждения выяснилось, что под Осташковым в 31 А Резервного фронта были не 210 мм пушки, а Катюши, показанные в графе «Пушки 210 мм» в сведениях о боевом и численном составе 31А на 20.09.41.
Нашелся и безымянный автор этой оригинальной идеи, которым оказался представитель ГАУ [2]:
«Когда на полигонных стрельбах бойцы и командиры попросили представителя ГАУ назвать «подлинное» имя боевой установки, тот посоветовал: «Называйте установку как обычное артиллерийское орудие. Это важно для сохранения секретности»
Несмотря на то, что в документах упоминаются установки М-13, РС, МУ РГК (МУ - механизированная установка), «зажигалки», «игрушки» и пр., во всех случаях эти названия обозначают только установку БМ-13 с реактивными снарядами М-13.
Необходимо указать на различие характеристик авиационных реактивных снарядов РС-132 и реактивных снарядов для наземных пусковых установок М-13, приведенных в таблице [3]
рс 132 и м-13

1. Производство БМ-13 и формирование частей реактивной артиллерии
О штатах первых батарей:
По данным Косова И.С. [4]:
«В ЛАУ-3 (Третье Ленинградское повышенное артиллерийское училище, А.М.) … я пробыл три года и был выпущен в неполных двадцать лет весной 41-го года…
Тогда формировались первые четыре дивизиона и девять отдельных батарей «катюш»
Т.е документ о формировании 4-х дивизионов и 9-ти батарей должен был быть раньше, чем директивы Генштаба о формировании 5-ти дивизионов №Орг/2/524131 от 15.06.1941 и 30 батарей №Орг/2/524416 от 01.07.41.
Цитирую далее:
«Командиры этих батарей Флеров, Кун, Куйбышев,… почти все погибли. Многие выпускники ЛАУ-3 этого года были направлены в новую для всех нас реактивную артиллерию. Я – тоже…
Попал в 439-й отдельный артиллерийский дивизион. Стояли в Алабине, под Москвой. Дивизион еще только должны были сформировать из трех батарей по девять установок»
Необходимо обратить внимание на фразу, где Косов говорит о 9 установках в батарее, т.к. было это еще до стрельб на Софринском полигоне. Ведь именно так была сформирована батарея Куна, как, по-видимому, и следующая батарея, которая затем по факту отправки на разные фронты была поделена на две: лейтенанта Денисенко (3 БМ-13, отправлена на Западный фронт) и ст.лейтенанта Дегтярева (6 БМ-13, отправлена на Ленинградский фронт).
15-17 июня на Софринском полигоне под Москвой состоялись стрельбы перед руководством партии и правительства. Непосредственным участником этих стрельб был Косов И.С. А председателем госкомиссии на стрельбах был не кто иной как А.И. Еременко, будущий зам.Главкома Западного направления Тимошенко. Вот что Еременко пишет по этому поводу в своей книге «На западном направлении» [5]:
«Незадолго до войны, будучи председателем государственной комиссии по испытанию новых видов оружия, я видел эти «эресы», правда, в то время их не называли еще ни «эресами», ни «катюшами». Они прибыли к нам с минами осколочно-фугасного действия»
Правда, назывались они не минами, а реактивными осколочно-фугасными снарядами РОФС-132, получившими в дальнейшем индекс М-13 [6].
На основании директивы командующего войсками Московского военного округа № 10864 от 28 июня 1941 [7] «…в этот день началось формирование первых частей полевой реактивной артиллерии»
Первую отдельную экспериментальную батарею капитана Флерова формировал Бажанов [8]:
«…Детально разобравшись с штатной структурой батареи, которая состояла из трех огневых взводов… На ее вооружение должны были получить семь пусковых установок БМ-13, одну 122-мм гаубицу (для пристрелки). Мы с полковником Кривошаповым составили план ее формирования. На это отводилось всего лишь трое суток, т.е. батарея должна была быть сформирована к 1 июля 1941 года…
В связи с тем, что 16-зарядные боевые установки БМ-13 и 132-мм осколочно-фугасные ракеты на твердом топливе М-13, были приняты на вооружение Красной Армии только накануне войны, и производство этой техники только налаживалось, на вооружение батареи капитана Флерова вместо положенных по штату 12 боевых установок БМ-13 было дано только 7»
Здесь мне кажется, что Бажанов ошибочно указывает штат батареи из 12 установок. Батарея Флерова была экспериментальной и штата еще не было. Вероятно Косов И.С. ближе к истине, когда говорит, что в батарее должно было быть 9 установок.
Проанализируем также фрагменты из книги, где речь также идет о формировании батареи Флерова [9]:
«Батарея состояла из взвода управления, трех огневых взводов…и должна была иметь на вооружении семь боевых установок БМ-13…
«Две боевые установки не были получены, и батарея ушла на фронт с пятью боевыми установками»
Очевидно, что количество установок в 3-х взводах должно быть не 7, а кратным 3, т.е. 9 или 12.
Утверждение же о 5-ти ушедших на фронт установках не соответствует данным Бажанова, а также данным о численном и боевом составе 20А на 20.07.41 [10], где указано на наличие в батарее 7-ми установок. Однако если допустить, что в батарее Флерова должно было быть не 7, а 9 установок, то все становится на свои места – две установки получены не были, и батарея ушла на фронт с 7 БМ-13. Тогда данные по количеству установок в батарее совпадают с количеством установок в следующей сформированной батарее – лейтенанта Куна (9 БМ-13) и с данными Косова И.С., что в батарее должно быть 9 установок.
В связи с низкими темпами производства БМ-13 в двадцатых числах июля (уже после отправки на фронт батареи Куна) видимо было принято решение формировать батареи из 6 установок. Так были сформированы батареи Дегтярева и Небоженко. А уже 29-30 июля, вероятно, было решено перейти к формированию батарей в составе 4 установок, т.к. согласно директиве ГШ №2142, в Семлево (Рез.фронт) 29.7 были отправлены 2 установки, а 30.7 туда же должна была отправиться батарея в составе 4 установок [11].
Далее проанализируем фрагмент из книги Горькова Ю.А. «ГКО постановляет» [12]:
«15 июня 1941г. на основании директивы ГШ № Орг/2/524131 на имя командующего МВО в Гороховецком лагере были сформированы 5 отдельных артдивизионов 42, 76, 122, 140 и 152. А 1 июля 1941г. директивой ГШ № Орг/2/524416 были даны указания о формировании 30 отдельных артиллерийских батарей, которые к августу были сведены в отдельные артиллерийские дивизионы по штату №08/54 численностью по 657 человек»
Как видно, каждой директиве МВО предшествует директива ГШ, что неудивительно, т.к. вопросами нового вида вооружения занимались на самом верху.
Отмечу, что информация о сформированных в июле 30-ти отдельных батареях не соответствует фактическому положению, т.к. в настоящее время известно не более 9 отдельных батарей, сформированных в конце июля – начале августа. О сведении к началу августа батарей в отдельные дивизионы неизвестно вовсе. Так дивизион №42 (42оад) был сформирован примерно 7 августа в 24А РезФ, там же отмечена батарея №76 (не дивизион), а вот о дивизионах с номерами 122, 140 и 152 данных нет. Видимо решение о формировании 30 батарей и 5 дивизионов было принято, но не реализовано ввиду отсутствия для них вооружения.
Таким образом, информация Косова И.С. о формировании 9-ти отдельных батарей «катюш» ближе к реальности.
В настоящей работе будет указываться нумерация частей в соответствии с документами. Для сопоставления нумерации отдельных батарей с ныне используемыми номерами 1 – 10 используются и другие источники, например [13].
Вторую батарею, сформированную Бажановым, возглавил старший лейтенант Небоженко [14]:
«Отправив батарею капитана Флерова на Западный фронт, я получил приказ приступить к формированию второй батареи, которую по моему предложению возглавил один из лучших командиров 1-го Московского артиллерийского училища, капитан Небоженко (ст.лейтенант, А.М.)... Первый залп батарея произвела утром 15 августа в полосе 147-й стрелковой дивизии 37-армии, обороняющей Киев»
Здесь есть очевидная неувязка: следующая батарея, под командованием лейтенанта Куна, была сформирована и отправлена на фронт 27.7.41 [15].
Подтверждением штата батареи в составе 4-х установок является Постановление ГКО № 337 «О производстве в августе месяце установок М-13» В зачеркнутом тексте п.12 Проекта Постановления говорится [16]:
« установить, что батарея состоит из 4-х штук установок М-13»
Видимо вопрос о составе батареи был уже решен и прописывать это специально не было необходимости.
Выводы:
1. Первоначально батарея БМ-13, вероятно, должна была состоять из 9 установок. По этому штату формировались: батарея капитана Флерова (вероятно), лейтенанта Куна (точно) и следующая батарея, которая затем по факту отправки на разные фронты была поделена на две: лейтенанта Денисенко (3 БМ-13, ЗапФ) и ст.лейтенанта Дегтярева (6 БМ-13, ЛенФ).
2. В двадцатых числах июля видимо было принято решение формировать батареи из 6 установок. Так были сформированы батареи ст.лейтенантов Дегтярева и Небоженко.
3. 29-30 июля, вероятно, было решено перейти к формированию батарей в составе 4 установок.

Производство и формирование в июне, июле
Надо отметить разночтение в количестве установок, произведенных Воронежским заводом им.Коминтерна и НИИ-3 до начала войны. Так Гуров С.В. в работе [17], указывает, что Воронежский завод произвел 6 установок. В то же время Коротеев А.С. и Гафаров А.А., в статье «Ракетное оружие победы» [18] утверждают, что до начала войны Воронежский завод произвел лишь 2 пусковые установки, а НИИ-3 – 6 боевых машин.
Сути дела это не меняет, т.е. с 10 по 22 июня изготовлено 6 установок БМ-13. Простой расчет показывает, что за 12 дней было изготовлено 6 установок, или 1 установка за 2 дня. На этом основании можно оценить производство установок с начала войны до 21 июля 1941г: за 30 дней оно составило бы 15 установок. Документального подтверждения этих цифр нет, но очевидно, что при столь низких темпах производства сформированные части отправлялись на фронт, как только получали вооружение.
Так батарея Куна была отправлена на Западный фронт (ЗапФ) 21.07.41. Через несколько дней туда же направилась батарея Денисенко, всего 12 БМ-13. Так что моя оценка производства в этот период, видимо, недалека от истины. Какое количество установок поступило на вооружение частей до конца июля и в начале августа мне не известно, т.к. данные по вооружению формируемых частей есть только с 16.08 по 8.09.41.
Согласно приказу наркома обороны Сталина №0061 от 29.07.41 [19] на созданный Отдел специального артиллерийского вооружения ГАУ, среди прочих, возлагалась следующие задачи: формирование и боевая подготовка специальных частей, вооруженных машинами БМ-8 и БМ-13.
Т.е. батареи, сформированные с 1 по 28.07.41 формировались МВО, а с 29.07 формирование частей было возложено на Отдел специального артиллерийского вооружения ГАУ под руководством Аборенкова.

Производство и формирование в августе
31.07.41 было принято Постановление ГКО № 337. «О производстве в августе месяце установок М-13» [20]
В этой работе использован текст проекта Постановления с редакторской правкой и подписью Сталина [21], так что есть основания полагать, что постановление было принято в приведенной ниже редакции:
Государственный комитет Обороны постановляет:
1. Утвердить выпуск в августе месяце 213 установок М-13 на заводах: Воронежском им. Коминтерна и «Компрессор» Наркомобщмаша (НКОМ, А.М.) по следующему ежесуточному графику:
план на август бм-13

11. Установить, что данное постановление является особо важным государственным заданием для нужд фронта.
12. установить что батарея состоит из 4-х штук установок М-13» (текст зачеркнут, А.М.)
Председатель государственного комитета обороны И. Сталин
На основе вышеприведенной таблицы и данных о фактически поставленных на вооружение установках в сформированных частях можно провести анализ выполнения плана. Данные о фактически поставленных на вооружение установках есть в отчетах Аборенкова Маленкову с 16 августа по 8 сентября 1941 [22]
Необходимо сделать следующее замечание. В отчетах с 16 по 28 августа отсутствуют данные по формированию и вооружению 1-го и 2-го дивизионов 3-го полка. А в отчете за 29 августа говорится, что 1-й и 2-й дивизионы 3-го полка (24 БМ-13, А.М.) находятся на фронте под Смоленском. Очевидно, что в отчетах за 16 – 28 августа Аборенков просто «забыл» упомянуть эти 24 установки. Поэтому фактические данные за 16 – 28 августа были поправлены на 24 БМ-13.
На рис. приведены графики планируемого выпуска и фактически поставленных на вооружение установок нарастающим итогом в течение августа и в начале сентября. Применена экстраполяция плана до 8 сентября с ежедневным выпуском 8 установок, что соответствует фактическим данным Аборенкова за этот период.
план-факт август бм-13
За 31 августа отчета Аборенкова не было, но по его докладу на 1 сентября в сформированных частях находилось 184 установки, 1 прибыла в этот же день и 4 установки были отправлены Флерову 28.8 на замену неисправным. Эти 4 установки не были учтены Аборенковым при вооружении формируемых частей в августе, итого 184-1+4=187 установок поставлено на вооружение к концу 31.8.41.
Таким образом, план августа выполнен на 88%, а 213 установок выпустили только 4.09.41.
Задание правительства по формированию 4-х полков БМ-13 (192 установки) в августе выполнено на 97%, все 4-е полка сформировали только 2.09. Как видим, в августе не получилось не только сверхпланового выпуска, но даже план не был выполнен.
Согласно письму №мс 2/VIII 11619 от 2.8 НКОМ [23] просил разрешения изготовить 72 БМ-13 сверх плана и сформировать один тяжелый гвардейский минометный полк. ГКО принял Постановление №392сс [24] от 04.08.41, в проекте которого говорилось:
«1. Согласиться с предложением НКОМ СССР т.Паршина о сформировании одного тяжелого гвардейского минометного полка вооруженного установками М-13…
3. Принять к сведению, что оборудование полка системами и боеприпасами НКОМ изготовляет сверх установленного задания по М-13 на август»
Слово «тяжелый» зачеркнуто, т.е. сверх плана надо было изготовить не 72, а 48 установок, как в обычных полках, которые формировались по временному штату в количестве 48 БМ-13. Т.е. всего в августе надо было изготовить 261 БМ-13. Первоначальный расчет Аборенкова о производстве в августе был выполнен лишь на 72%. Сверхплановый 9-й полк, согласно докладам Аборенкова, был сформирован и вооружен только 7.09.41, причем боекомплектом выстрелов обеспечен не был.
Как видим производство установок БМ-13 налаживалось с большим трудом и в течение августа и в начале сентября хронически отставало от плана. С не меньшими проблемами сталкивалось и производство выстрелов к БМ-13. Хотя это и не является предметом настоящего исследования, но по докладам Аборенкова видно, что уже сформированные и вооруженные пусковыми установками части простаивали в Алабине, ожидая поставки боекомплекта выстрелов.

Для сравнения на рис.2 приведены аналогичные графики планируемого выпуска и фактически поставленных на вооружение установок БМ-8. План по выпуску БМ-8 принят в соответствии с Постановлением ГКО № 338 от 31.07.1914 «О производстве в августе месяце установок М-8» [171, 172]
Рис.2

Как видно из этого графика план выпуска БМ-8 в августе был провален, вместо 240 установок было выпущено на 1 сентября только 52 установки (22% от плана). Аборенков так доложил об этом Маленкову 2 сентября:
«Задание Правительства по формированию 4-х полков М-8 не выполнено, из-за отсутствия боевых машин М-8, не поданных НКОМ СССР»

Данные Аборенкова об отправке под Смоленск 1-го и 2-го дивизионов 3-го полка в начале августа не нашли отражения в учете их на Западном направлении, т.к. в составе Западного и Резервного фронтов ни 3-й полк ни его дивизионы не числились. В учете присутствуют только отдельные батареи (подробнее в главе Западный фронт).
Тем не менее, уже сейчас можно посчитать количество установок, отправленных ГАУ на Западное направление в июле и начале августа.
Итак, в июле было отправлено 19 БМ-13 (7 – батарея Флерова, 9 – батарея Куна, 3 – батарея Денисенко), в августе – 24 БМ-13, всего 43 установки.
Эти данные будут использованы в дальнейшем при сопоставлении информации об отправленных ГАУ и полученных на Западном направлении установках.

Производство и формирование в сентябре
В первые дни сентября план ежедневного выпуска установок, по-видимому, был такой же, как в конце августа, т.е. 8 установок в сутки, что подтверждается сводками ГАУ с 1 по 7.09: в сформированных частях на вооружении была поставлена 61 установка за 7 дней, т.е. примерно 8 установок в сутки.
Проблемы с выпуском установок усугублялись и, вероятно, поэтому 11.09.41 вышло Постановление ГКО № 658 «О переводе гвардейских минометных полков М-13 на трехдивизионный состав» [25]:
«1. Сформированные гвардейские минометные полки М-13 четырех-дивизионного состава переформировать в полки трех-дивизионного состава, внеся необходимые изменения в штаты.
2. Освободившиеся после переформирования четвертые дивизионы 1-го, 2-го, 3-го, 4-го и 9-го гвардейских минометных полков М-13 обратить на формирование двух гвардейских минометных полков трех-дивизионного состава М-13, присвоив им № 10 и № 11. Формирование закончить к 20 сентября 1941 г…»
Рассмотрим подробнее выполнение этого Постановления.
По данным командира 4-го гмп Нестеренко А.И. 4-й дивизион (4/4гмп) был направлен на Ленфронт [26]:
«Так, в нашем полку (кроме четвертого дивизиона, сразу же отправленного в Ленинград) было три дивизиона, вооруженных боевыми машинами БМ-13…»
Т.е. 4/4гмп не мог быть обращен на формирование 10 и 11гмп.
4/3гмп также не мог быть обращен на формирование 10 и 11гмп, т.к. в Алабине находились лишь 2 из 4-х дивизионов этого полка (3,4/3гмп), а 1-й и 2-й дивизионы по-батарейно находились на Западном направлении и в составе 3-го полка уже не числились. Поэтому на формирование 3-его гмп до 3-х дивизионного состава необходимо было обратить один из четвертых дивизионов 1-го, 2-го или 9-го полков.
Исходя из вышесказанного, 10-й и 11-й гмп для формирования могли получить не 5 дивизионов, как указано в Постановлении №658, а только 2 четвертых дивизиона из 1-го, 2-го или 9-го полков.
1/10гмп был отправлен на ЗапФ, согласно оперсводке №65 штаба артиллерии ЗапФ на 22:00 27.9.41 [27]
«7. … в распоряжение фронта прибыл дивизион 10 гв.полка в составе 12 систем»
9-й гмп (1-й, 2-й и 3-й дивизионы) согласно БССА [28] был отправлен на ЗапФ, но не участвовал в боях в Вяземском котле. В наградных листах указан Мценск (Тульское направление).
Т.о. ГАУ вероятно отправило в сентябре на Западное направление 10-й гмп в составе 2 дивизионов БМ-13, всего 24 установки.
Выводы.
1. В июле и августе из ГАУ убыло на Западное направление 43 БМ-13
2. В сентябре из ГАУ убыло на Западное направление 24 БМ-13
Всего на Западное направление убыло 67 БМ-13, что составляет около 5.5, а не 33 дивизиона, как указывается в некоторых работах.

Сопоставление количества отправленных ГАУ и полученных на фронтах Западного направления установок
Как показано в предыдущей главе на Западное направление в начале августа убыло из ГАУ 2 дивизиона общим количеством 24 БМ-13. Посчитаем, как эти установки были распределены по фронтам.
Согласно донесениям, на ЗапФ появились 3 новые батареи 2 из них в группе Калинина на замену убывшей в 24А РезФ батареи Куна и 1 батарея – в группе Хоменко. Судя по тому, что в этот период батареи формировались в составе 4-х установок, на ЗапФ было отправлено 12 установок.
Что касается РезФ, то туда отправились следующие части:
1. 29 июля 2 установки и 30 июля 1 батарея в составе 4 установок в Семлево (24А, РезФ), всего 6 установок (подробнее в главе РезФ).
2. 2-3 августа 1 батарея в район Михайловки (43А РезФ), которая прибыла в Екимовичи в 15:00 4 августа.
Простой расчет показывает, что в батарее, которая прибыла в Екимовичи, было 6 установок.
Т.е. 24 установки были распределены по фронтам «справедливо»: 12 – на РезФ, 12 – на ЗапФ.
Выводы
1. 29 июля 2 установки и 30 июля 1 батарея в составе 4 установок убыли в Семлево (24А, РезФ). 5 августа, по данным 24А, в Семлево прибыла только 76-я отдельная батарея в составе 4 установок (см.главу РезФ).
2. 2-3 августа убыла 1 батарея в район Михайловки (43А РезФ), которая прибыла в Екимовичи в 15:00 4 августа. Расчет показывает, что в этой батарее было 6 установок. (подробнее в главе РезФ)
3. Всего по данным Аборенкова в начале августа на Западное направление убыло из ГАУ 24 установки БМ-13. Установки, отправленные по п.1 и 2, включены в это число.
4. В начале августа прибыло в состав ЗапФ 3 батареи, всего 12 установок БМ-13.

Продолжение часть 2/4